Всеобщая история воломеевская ночь
Всеобщая история воломеевская ночь

Всеобщая история воломеевская ночь

Всеобщая история варфоломеевская ночь

HISTOIRE UNIVERSELLE

ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ (24 августа 1572 г.)

Ниже приводится описание Варфоломеевской ночи современником — гугенотом Агриппой д’Обинье (Theodore Agrippa de Aubigne,1550—1630). Он является одним из видных писателей XVI в.; среди других сочинений написал мемуары под заглавием“Histoire universelle”, откуда и приводится настоящий рассказ. Д’Обинье был одним из соратников Генриха Наваррского, впоследствии короля Генриха IV. Необходимо помнить, что д’Обинье был гугенотом и его рассказ отражает настроения этой партии.

С вечера герцог де Гиз (Герцог де Гиз (1555—1588)—один из главарей католической партии и организаторов Варфоломеевской ночи.) , главный руководитель предприятия, призвал к себе несколько французских и швейцарских капитанов и сказал им: “Вот настал час, когда по воле короля следует отомстить роду, противному богу; зверь в тенетах, и нельзя допустить, чтобы он спасся; вот честь, дешевая прибыль и средство совершить без опасности больше, чем то могло сделать столь великое количество крови, пролитой нашими”. Сказав это, он помещает своих капитанов по обеим сторонам Лувра ( Королевского дворца.) , приказав им не выпускать оттуда никого из сторонников принцев Бурбонов; Кассену увеличивают и обновляют число его людей с тем же поручением относительно дома, который он охранял; отсюда он посылает разыскать президента Шаррона, бывшего уже несколько дней городским головой. Последний извещает всех капитанов города, что они [169] должны быть готовы в полночь перед городской ратушей. Там они получили из уст Марселя [так как он пользовался большим влиянием на короля] желанное, хотя и странное приказание; особенно странным казалось приказание не щадить никого и что все города Франции поступят, как они; было приказано, чтобы все они в качестве отличительного знака имели белую повязку на левой руке и крест на шляпе, чтобы они узнали час экзекуции по звону большого колокола во дворце и зажгли огни в окнах. В полночь королева (Екатерина Медичи — мать короля Карла IX.) , которая опасалась какой-либо перемены в короле, входит в комнату своего сына, где были герцоги де Гиз и де Невер, Бираг Таванв и граф де Ретц, приведенные сюда старшим братом короля. Заметив в короле некоторое колебание, королева, среди других разговоров, чтобы ободрить его, произнесла следующие слова: “Не лучше ли растерзать эти гнилые члены, чем лоно церкви, супруги господа нашего?” Король решился, и она ускоряет набат во дворце, приказав звонить на полтора часа раньше колокола Сен-Жермен-Оксерруа (Знаменитое аббатство в Париже.) .

Улицы уже были полны вооруженных людей, на шум которых хотели собраться протестанты, которых король распорядился разместить вблизи Лувра, но, после того как на их расспросы им ответили, что это приготовление к турниру, кто-то, желавший пройти далее, был ранен гасконцем из гвардии; так как в это время послышался первый набат и нужно было начать преследование, то герцог де Гиз и шевалье д’Ангулем, которые всю ночь отдавали приказания, берут с собой герцога д’Омаль и приходят к квартире адмирала, который, услышав шум, вообразил, что происходит бунт против самого короля; однако он изменил свое мнение, когда Кассен, которому открыл двери тот, у кого были ключи, пронзил его кинжалом на глазах швейцарцев, из которых один был убит в то время, как хотел загородить дверь. Вот герцог де Гиз во дворе, и Кассен с капитанами Атэном, Кардильяком, итальянцем Сарлабосом и немцем по имени Бем добрались до крыльца. Адмирал (Колиньи, который вместе с князем Конде был вождем протестантской партии во Франции.) стоял со своим пастором Марленом, хирургами и немногими слугами, которым он без смущения в лице говорил: “Это моя смерть, которой я никогда не боялся, ибо это от бога; не нужно мне более человеческой помощи. Ради бога, друзья мои, спасайтесь”. Пока они испытывают сломанные двери, Бем входит в комнату; он находит адмирала в ночном платье и спрашивает его: “Ты адмирал?” Ответом было (по рапорту, д’Атэна): “Молодой человек, уважай мою старость: пусть по крайней мере я умру от руки дворянина, а не этого денщика”. Но на эти слова Бем пронзил его шпагой и, извлекши ее, рассек ему лицо надвое палашом. Герцог де Гиз спросил, сделано ли дело, и когда Бем ответил, что да, ему приказали выбросить тело за окно, что он и сделал. [170]

Говорят, что ему на лицо накинули платок, чтобы отереть кровь и узнать его; также говорят, что герцог перед тем, как отправиться по улицам и повсюду ободрять к хорошему завершению того, что было так счастливо начато, дал ему пинка в живот. Народ, разбуженный звоном дворцовых часов, сбегается к квартире убитого, отрубает все части, какие можно было отрубить, особенно голову, которая дошла до Рима; они волокут его по улицам (как он сам предсказал, не предполагая этого), бросают его в воду, вытаскивают обратно, чтобы повесить за ноги на Монфоконе (Находившееся за городом лобное место, где стояла огромная виселица, на которой вешали преступников.) , и внизу зажигают огни, чтобы в своем мщении использовать все стихии. Через несколько дней он был снят с этой виселицы сторонниками Монморанси и похоронен в часовне Шантильи. Его квартира была отдана на разграбление всем желающим, за исключением бумаг, которые королева позаботилась конфисковать.

(пер. П. Н. Ардашева)
Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия по истории средних веков. Т. 3. М. 1950

© текст — Ардашев П. Н. 1914
© сетевая версия — Тhietmar. 2006
© OCR — Ingvar . 2006
© дизайн — Войтехович А. 2001

Источник



Варфоломеевская ночь

По мнению ряда историков, только в одном Париже тогда погибло примерно 3000 человек, тогда как по всей Франции в погромах было убито около 30 000 гугенотов.

Принято считать, что Варфоломеевская ночь была спровоцирована Екатериной Медичи, которая хотела закрепить мир между двумя противоборствующими сторонами. Однако ни Папа римский, ни испанский король Филипп II, ни наиболее рьяные католики Франции не разделяли политику Екатерины.

Резня произошла через 6 дней после свадьбы королевской дочери Маргариты с протестантом Генрихом Наваррским. Убийства начались 23 августа, спустя пару дней после покушения на жизнь адмирала Гаспара Колиньи – военного и политического лидера гугенотов.

Гугеноты. Кальвинисты

Гугеноты – французские протестанты-кальвинисты. Стоит заметить, что войны между католиками и гугенотами велись уже долгие годы. В 50-х годах кальвинизм приобрел широкое распространение на западе страны.

Важно отметить одну из основных доктрин кальвинизма, которая звучит следующим образом: «Только Бог заранее решает, кто спасется, поэтому человек не в состоянии что-либо изменить». Таким образом, кальвинисты верили в божественное предопределение, или говоря простыми словами – в судьбу.

Следовательно, гугеноты снимали с себя ответственность и освобождались от постоянных забот, поскольку все и так предопределено Творцом. Помимо этого, они не считали нужным отдавать церкви десятину – десятую часть от заработка.

С каждым годом количество гугенотов, среди которых было немало высокопоставленных лиц, увеличивалось. В 1534 г. монарх Франциск I обнаружил на дверях своих покоев листовки, в которых критиковались и высмеивались католические вероучения. У короля это вызвало гнев, вследствие чего в государстве начались гонения кальвинистов.

Гугеноты боролись за свободу вероисповедания своей религии, однако позже война переросла в серьезное противостояние политических кланов за престол – Бурбонов (протестантов), с одной стороны, и Валуа и Гизов (католиков), с другой.

Бурбоны были первыми после Валуа претендентами на королевский трон, что подогревало их стремление к войнам. К предстоящей Варфоломеевской ночи с 23 на 24 августа 1572 г. они пришли следующим образом. По окончании очередной войны в 1570 г. было подписано мирное соглашение.

Не смотря на то, что гугенотам не удалось выиграть ни одной серьезной битвы, французское правительство не имело никакого желания участвовать в военном конфликте. В результате, король согласился на перемирие, пойдя кальвинистам на большие уступки.

С этого момента гугеноты имели право вести службы везде, за исключением Парижа. Также им разрешалось занимать государственные посты. Король подписал указ о предоставлении им 4-х крепостей, а их лидер адмирал де Колиньи получил место в королевском совете. Такое положение вещей не могло нравится ни матери монарха, Екатерине Медичи, ни, соответственно, Гизам.

И все же, желая достигнуть мира во Франции, Екатерина решила выдать замуж свою дочь Маргариту за Генриха IV Наваррского, который был знатным гугенотом. На предстоящую свадьбу молодоженов съехалось множество гостей со стороны жениха, которые являлись кальвинистами.

Через 4 дня по личному распоряжению герцога Генриха де Гиза было совершено покушение на адмирала Колиньи. Герцог мстил за Франсуа де Гиза, убитого несколько лет назад по приказу адмирала. Одновременно с этим, он был раздосадован, что Маргарита не стала его женой.

Однако стрелявший в Колиньи лишь ранил его, вследствие чего тому удалось выжить. Гугеноты потребовали от правительства немедленно наказать всех, кто был причастен к покушению. Боясь мести протестантов, приближенные короля посоветовали ему раз и навсегда покончить с гугенотами.

Королевский двор испытывал большое отвращение к кальвинистам. Правящий клан Валуа опасался за свою безопасность и на то были причины. За годы религиозных войн, гугеноты дважды пытались похитить монарха Карла IX Валуа и его мать Екатерину Медичи, чтобы навязать им свою волю.

В добавок к этому, основная часть приближенных короля являлась католиками. Следовательно, они делали все возможное, чтобы избавиться от ненавистных протестантов.

Причины Варфоломеевской ночи

В то время во Франции насчитывалось около 2 млн гугенотов, что составляло примерно 10% населения страны. Они настойчиво стремились обратить в свою веру соотечественников, отдавая для этого все силы. Королю было невыгодно вести войну с ними, поскольку это разоряло казну.

Тем не менее, с каждым днем кальвинисты представляли все большую угрозу для государства. Королевский совет планировал убить только раненого Колиньи, что позже и было сделано, а также устранить несколько наиболее авторитетных лидеров протестантов.

Читайте также:  Денис клявер белая ночь опустилась как облако

Постепенно ситуация все больше накалялась. Власти приказали схватить Генриха Наваррского и его родственника Конде. В итоге, Генриха силой заставили принять католицизм, но сразу после побега, Генрих вновь стал протестантом. Парижане уже не первый раз призывали монарха уничтожить всех гугенотов, которые доставляли им массу хлопот.

Это привело к тому, что когда в ночь на 24 августа начались расправы над лидерами протестантов, горожане тоже вышли на улицы для борьбы с инакомыслящими. Как правило гугеноты носили черную одежду, благодаря чему их было легко отличить от католиков.

Волна насилия прокатилась по Парижу, после чего перекинулась и в другие регионы. Кровавая резня, продолжавшаяся несколько недель, охватила всю страну. Историки до сих пор не знают точное количество жертв в ходе Варфоломеевской ночи.

Одни специалисты считают, что погибших было около 5000, тогда как другие называют число в 30 000 человек. Католики не щадили ни детей, ни стариков. Во Франции господствовал хаос и террор, о котором вскоре стало известно русскому царю Ивану Грозному. Интересен факт, что русский правитель осудил действия французского правительства.

Около 200 000 гугенотов были вынуждены поспешно бежать из Франции в соседние государства. Важно отметить, что Англия, Польша и немецкие княжества также осудили действия Парижа.

Чем же вызвана была такая чудовищная жестокость? Дело в том, что одни действительно преследовали гугенотов на религиозной почве, но было немало и тех, что воспользовался Варфоломеевской ночью в корыстных целях.

Известно немало случаев, когда люди сводили личные счеты с кредиторами, обидчиками или с давними врагами. В царившем хаосе было крайне сложно разобрать, за что был убит тот или иной человек. Множество людей занимались обычным грабежом, сколотив неплохое состояние.

И все же, основной причиной массового буйства католиков было всеобщее отвращение к протестантам. Изначально король планировал убить только лидеров гугенотов, тогда как инициаторами крупномасштабной резни были обычные французы.

Резня в Варфоломеевскую ночь

Во-первых, в то время люди не желали изменять религию и устоявшиеся традиции. Бог, как считалось, покарает все государство, если народ не сможет отстоять свою веру. Следовательно, когда гугеноты стали проповедовать свои идеи, они тем самым приводили общество к расколу.

Во-вторых, когда гугеноты приехали в католический Париж, они раздражали местное население еще и своим богатством, поскольку на свадьбу прибыли высокопоставленные лица. В ту эпоху, Франция переживала не самые лучшие времена, поэтому видя роскошь приехавших гостей, люди приходили в негодование.

Но самое главное, гугеноты отличались той же нетерпимостью, что и католики. Интересен факт, что сам Кальвин неоднократно сжигал своих противников на кострах. Обе стороны обвиняли друг друга в пособничестве Дьяволу.

Там, где в обществе преобладали гугеноты, католики неоднократно подвергались изгнаниям. Одновременно с этим, они разрушали и грабили церкви, а также избивали и убивали священнослужителей. Более того, на погромы католиков протестанты собирались целыми семьями, как на праздник.

Гугеноты насмехались над святынями католиков. К примеру, они разбивали статуи Святой Девы или обливали их всякими нечистотами. Иногда ситуация обострялась настолько сильно, что Кальвину приходилось успокаивать своих последователей.

Пожалуй, наиболее чудовищный случай произошел в Ниме в 1567 г. Протестанты за одни сутки убили почти сто католических священнослужителей, после чего сбросили их трупы в колодец. Само собой разумеется, парижане были наслышаны о зверствах гугенотов, поэтому их действия в Варфоломеевскую ночь в какой-то мере понятны и объяснимы.

Как ни странно, но сама по себе Варфоломеевская ночь ничего не решила, а только обострила вражду и поспособствовала очередной войне. Стоит отметить, что позже между гугенотами и католиками было еще несколько войн.

В ходе последнего противостояния в период 1584−1589 гг., от рук наемных убийц погибли все главные претенденты на престол, за исключением гугенота Генриха Наваррского. Он как раз и пришел к власти. Любопытно, что для этого он согласился уже второй раз принять католичество.

Война 2-х партий, оформленная в религиозное противостояние, завершилась победой Бурбонов. Десятки тысяч жертв ради победы одного клана над другим… Тем не менее, в 1598 г. Генрих IV издал Нантский эдикт, давший гугенотам равные с католиками права.

Источник

Варфоломеевская ночь

Варфоломеевская ночь (резня св. Варфоломея) — массовое убийство гугенотов во Франции, устроенное католиками в ночь на 24 августа 1572 года, в канун дня святого Варфоломея.

Традиционно считается, что Варфоломеевская ночь была спровоцирована Екатериной Медичи, матерью французского короля Карла IX. Резня произошла спустя шесть дней после свадьбы королевской дочери Маргариты с протестантом Генрихом Наваррским, в связи с которой многие из самых богатых и видных гугенотов собрались в Париже.

Варфоломеевская ночь

Эта бойня послужила началом массового истребления гугенотов по всей Франции. Бесчинства продолжались вплоть до 3 октября в Бордо, Лионе, Орлеане, Руане и других городах. По самым скромным подсчётам в Париже было убито 3 тыс. человек. В других городах Франции не менее 5 тыс. человек. Некоторые историки считают, что за время жуткого беззакония погибло не менее 30 тыс. человек.

Точной цифры всех погибших до сих пор нет. Зато известно, что, спасая свои жизни, Францию покинуло не менее 200 тыс. гугенотов. Их влияние в стране значительно ослабло.

Причины кровавой резни

В 1570 году завершилась Третья гугенотская война во Франции. Она была одной из религиозных войн, сотрясавших французское государство в XVI веке. Это был острый конфликт между католиками и протестантами, которых на французских землях называли гугенотами.

Война завершилась Сен-Жерменским миром. По нему гугеноты получили свободу в вероисповедании. Под их контролем оказалось несколько мощных крепостей. Вождь французских протестантов адмирал де Колиньи (1522-1572) был включён в государственный совет при короле. Очень скоро он приобрёл большое влияние на Карла IX Валуа (1550-1574). Чтобы ещё больше укрепить мир, решено было заключить брак между принцессой Маргаритой Валуа (1553-1615) и одним из лидеров гугенотов Генрихом Наваррским (1553-1610).

Временная стабильность принесла удовлетворение народу, но вызвала недовольство у ряда вельмож, исповедующих католицизм. Самую радикальную фракцию возглавляло семейство Гизов. Это был очень авторитетный древний французский род. Он являлся одной из ветвей Лотарингского дома, которой вёл свою родословную от Каролингов (Карл Великий).

Адмирал де Колиньи оказался трезвомыслящим политиком, радеющим о благе Франции. Он хотел, чтобы его держава была могущественной, но этому мешала католическая Испания (королева морей в то время). Колиньи предложил королю поддержать протестантов Нидерландов, которые боролись за свою независимость с испанскими католиками. Это спровоцировало бы войну с королевой морей, но сплотило бы французских католиков и гугенотов, ведь национальные интересы превыше всего.

Однако всё усиливающееся влияние гугенота на молодого короля не нравилось королеве-матери Екатерине Медичи (1519-1589). К тому же она не могла допустить войну с католической Испанией, причиной которой стала бы поддержка протестантов Нидерландов. Это восстановило бы против Франции папу римского и всех католиков Европы, что грозило национальной катастрофой.

Свадьба Маргариты и Генриха Наваррского была назначена на 18 августа. На это торжество съехалось множество знатных вельмож из числа гугенотов. Большая их часть разместилась в центре Парижа, где жили только католики. Роскошный вид протестантской знати вызвал неприязнь у большинства парижан. Они отнюдь не жировали, благодаря непомерным налогам и высоким ценам на продукты и вещи первой необходимости. Ещё большую неприязнь вызвала богатая свадьба. Каждый понимал, что на неё потратили огромную сумму денег, взятую из карманов налогоплательщиков. Поэтому обстановка в городе постепенно накалялась.

Екатерина Медичи
Именно её считают главным организатором Варфоломеевской ночи

Кровавые события

Негативной ситуацией решили воспользоваться Гизы. С согласия Екатерины Медичи они организовали заговор против адмирала де Колиньи. 22 августа тот поздно вечером возвращался из королевского дворца. Его путь домой пролегал мимо дома, принадлежавшего Гизам. Когда адмирал поравнялся с ним, раздался выстрел, произведённый из окна. Но убийца целился в голову, а попал в руку. Раненого лидера гугенотов отвезли домой.

Однако католики перешли Рубикон, и пути назад у них уже не было. Поздно вечером 24 августа разъярённая толпа ворвалась в дом раненого адмирала и зверски убила его. Именно с этого убийства и началась Варфоломеевская ночь.

Незадолго до этого Медичи убедила сына в гугенотском заговоре. Она заявила, что необходимо уничтожить самых опасных заговорщиков, благо, все они находились в Париже. Под давлением матери король приказал закрыть городские ворота и привести в боевую готовность всю городскую стражу.

После того, как во дворец поступила весть об убийстве Колиньи, было приказано бить в набат. Это был сигнал для католиков. Они вышли на улицы, и началась поголовная резня гугенотов. Разъярённая толпа врывалась в дома и убивала всех тех, кто не желал исповедовать католицизм. Под горячую руку попадались все подряд. Эта ночь дала повод мужьям разделаться с надоевшими жёнами, а любовники жён убивали их мужей. Должники резали кредиторов, а тот, кто мечтал о мести, наконец-то её осуществил. Всё тёмное, что пряталось в человеческих душах, вырвалось наружу.

Когда 24 августа забрезжил рассвет, резня не закончилась. Это не входило в планы Екатерины Медичи. Она лишь планировала убить пару десятков протестантских лидеров, но ситуация вышла из под контроля. В Париже начались грабежи, там и тут на улицах и в домах возникали вооружённые стычки. Воры, грабители, убийцы, прятавшиеся раньше в притонах, вышли на улицы. Добропорядочные граждане гибли сотнями уже независимо от религиозной принадлежности. Мужчин убивали, женщин насиловали и затем тоже убивали. Власть в городе рухнула.

Кровавая вакханалия продолжалась целую неделю. Городская стража смешалась с народом и грабила наравне со всеми. Лишь гвардейские солдаты остались верны королю и закону, и хоть как-то пытались навести порядок на городских улицах. Но этих сил было явно недостаточно.

Читайте также:  Предложения со словосочетанием laquo полоска света raquo

Самое же страшное заключалось в том, что беспорядки в Париже спровоцировали цепную реакцию. В других городах также началась вакханалия беззакония, сопровождаемая убийствами гугенотов. 26 августа король Франции Карл IX официально заявил, что убийства протестантских лидеров произошли по его приказу. Он разослал письма по города и провинциям, в которых утверждал, что сорвал крупный антигосударственный заговор. Однако призвал жителей страны к порядку и восстановлению законности. В то же время было официально объявлено, что религиозные свободы не отменяются.

Генрих Наваррский, женившийся на Маргарите Валуа, остался цел и невредим. Чтобы сохранить себе жизнь он стал католиком. Так же поступил и его кузен Генрих Конде. А вот другие знатные и известные гугеноты погибли.

Заключение

Кровавая резня во Франции была одобрена папой римским и королём Испании. Зато вызвала неодобрение в Англии и Германии. Отрицательно к этому отнеслись также в Речи Посполитой и Московском царстве. Жестокие убийства спровоцировали продолжение Гугенотских войн. Однако теперь протестанты уже не шли ни на какие сделки с королевским правительством. Их главной задачей стало создание независимого государства в южных районах Франции.

Однако ни католики, ни протестанты не желали, чтобы Варфоломеевская ночь повторилась. Она напугала всех неконтролируемым народным бунтом, а само название приобрело нарицательное значение. С тех пор организованные массовые убийства стали именовать именно так.

Необходимо отметить, что ненависть, и порождаемая ею жестокость, в то время являлись обоюдными. Вражду вызывали не только религиозные причины, но также социально – политические. Варфоломеевская ночь не была единичным актом насилия. Она являлась кульминацией многолетнего противостояния (1560 – 1598) между французскими католиками и протестантами, и именно в этом контексте её и стоит рассматривать.

В ходе религиозных войн протестанты во Франции представляли собой серьёзную силу, которую королевский дом Валуа небезосновательно считал угрозой своей власти. Гугеноты имели собственную хорошо вооружённую армию, контролировали важные укреплённые города, их поддерживали и финансировали представители знатных фамилий. Дважды протестанты неудачно пытались похитить французских монархов с целью подчинить их своему влиянию.

Изначально гугеноты с недоверием относились к жёстким методам борьбы. Но в 1560 – х годах, после прокатившейся по стране волны католического насилия, они развернули свой террор. Грабили и разрушали храмы и монастыри, уничтожали иконы и пытали монахов, скрывавших религиозные святыни. В ряде мест вешали священников, многих из них калечили, отрезая носы, уши и половые органы. Наиболее массовой расправой стала «Резня Михайлова дня» в Ниме или «Мишелада». В ночь с 29 на 30 сентября 1567 г., собрав во дворце нимского епископа наиболее видных местных католиков, протестанты убили их, а тела сбросили в ближайший колодец. Всего, по разным оценкам, погибло от 80 до 90 человек. Эта казнь произвела сильное впечатление на католиков, став одним из поводов к очередному витку религиозного конфликта.

Однако, насилие с обеих сторон носило разный характер. Чтобы лучше понять суть этой вражды стоит процитировать книгу французского историка Жана – Мари Констана «Повседневная жизнь французов во времена религиозных войн»:

«Насилие, творимое католической чернью, — это поистине мистическая ярость, «сакральное» деяние, совершаемое по воле самого Господа, пожелавшего истребить сторонников новой религии, приравненных к еретикам и поклоняющимся Сатане. Католики так жаждали покарать протестантов, что без малейшего сожаления калечили их, терзали, швыряли собакам, бросали в воду, сжигали, причиняя им на земле муки, ожидавшие их в загробном мире.

Таким образом в ожидании, когда Господь снизойдет к ним и подаст свой знак, они очищали христианский мир от скверны. Важную роль в восстановлении изначальной чистоты играли дети: они олицетворяли невинность тех, кто выступал в роли судей.

Насилие, чинимое кальвинистами, имело совершенно иную природу. Оно было рационально обосновано, тщательно просчитано, запрограммировано и осуществлялось под контролем новой элиты реформированной церкви.

Оно заключалось в систематическом истреблении церковных символов, изображений святых, икон, статуй, дорогих вещей, которые хранились в храмах, в физическом разрушении этих вещей или в переплавке их (чтобы использовать для других целей) для возвращения им изначальной евангельской чистоты. Не довольствуясь уничтожением идолов, протестанты преследовали лиц духовного звания, «тех, кто с тонзурой» (razes), так как, по их мнению, именно они препятствовали народу обратить свои взоры к истинной вере».

Говоря о причинах ненависти к гугенотам, важно учитывать, что Париж был традиционно католическим городом, и горожане с неприязнью отнеслись к большому количеству гугенотов, приехавших в августе 1572 г. на свадьбу Маргариты Валуа и Генриха Наваррского. Кроме того, многочисленную парижскую бедноту раздражало богатство и роскошь протестантских гостей.

Стоит отметить, что в ходе Варфоломеевской ночи её рядовыми участниками не всегда двигали причины религиозного характера. Некоторые просто сводили личные счёты с теми, к кому по разным причинам испытывали неприязнь. В таких случаях иногда под горячую руку попадали и католики.

Также есть мнение, что, планируя акцию в Париже, католическая партия отнюдь не стремилась к массовому убийству протестантов. Целью католиков являлось уничтожение главных вождей гугенотов и захват Генриха Наваррского, но из – за острой неприязни парижан к протестантам, события вышли из под контроля и всё вылилось в кровавую бойню.

События Варфоломеевской ночи стали переломным моментом во французских религиозных войнах. Несмотря на то, что конфликт продолжался ещё много лет после этих событий, по протестантам был нанесён мощный удар. Они лишились своих наиболее видных лидеров. Около 200 тысяч гугенотов были вынуждены бежать из страны.

Источник

Варфоломеевская ночь: как Париж заплатил за религиозные распри тысячами трупов

Варфоломеевская ночь стала одним из самых кровавых пятен на страницах французской истории, когда с 23 на 24 августа 1572 года католики перебили верхушку протестантского дворянства, а обезумевшая чернь устроила массовую резню в Париже, а потом и по всей Франции.

Отвратительные мужики рассказывают, как религиозная борьба за власть обратилась кровавой кашей, практически за мгновение унесшей жизни десятков тысяч человек.

Как католики с гугенотами боролись

В середине-конце XVI века во Франции с небольшими периодами затишья полыхали религиозные войны, во время которых представители традиционного католичества противостояли ширившемуся движению кальвинистов, которых во Франции именовали гугенотами.

Обе стороны не гнушались массовых расправ, правда, каждая устраивала их по-своему. Для гугенота убийство католика в первую очередь было актом гражданского противостояния, поэтому зачастую резали лишь влиятельных священников, а женщин и детей старались не трогать. А вот католики, особенно неграмотные крестьяне и мещане, воспринимали появление большого количества протестантов как признак близости Судного Дня, а самих гугенотов — как исчадий ада, продавших душу дьяволу. Поэтому нападения на гугенотов часто сопровождались истязаниями, надругательствами над телами и религиозной истерией. Женщин и детей фанатики не щадили по той же причине.

Массовые убийства начались с инцидента в Фуа в 1566 году, где католики обнаружили в каком-то сарае молящихся гугенотов, а поскольку в городах им было запрещено прилюдно устраивать моления, на них натравили стражу. Протестанты отказались разойтись, а затем начали кидаться в мешающих людей камнями. В результате озверевшая стража ворвалась в сарай и перебила около трехсот человек.

В католическом Париже эта новость была встречена ликованием. Реакция гугенотов не заставила себя долго ждать, и через год в Ниме почти сотня монахов-католиков была перебита кальвинистами. Это событие вошло в историю как ночь святого Михаила, или «Мишелада». Да и до этого, в 1566 году гугенотские вожди пытались захватить в плен французского короля, чтобы править от его имени, однако план сорвался.

Обстановка накалялась все больше.

Свадьба Генриха Наваррского и покушение на адмирала Колиньи

Знаменитой Варфоломеевской ночи предшествовали два не менее значимых события. Екатерина Медичи, мать Карла IX, которая по факту держала в своих руках бразды правления Францией, попыталась упрочить религиозный мир в стране браком своей дочери Маргариты, верующей католички, и самого знатного предводителя гугенотов Генриха Наваррского.

Это вызвало раздражение среди знати, к тому же оказалось, что у Маргариты уже есть возлюбленный — герцог Гиз. Когда ее уже у алтаря спросили, согласна ли она выйти замуж за Генриха, Маргарита не проронила не слова, и тогда король больно ущипнул ее. Она вскрикнула «Уиии!», а по-французски это похоже на «Да!», поэтому свадьба все же состоялась.

На церемонию приехал весь цвет гугенотского дворянства, чем парижане были крайне недовольны. И уже через четыре дня после церемонии, 22 августа 1572 года, было совершено покушение на одного из самых уважаемых предводителей гугенотов, адмирала Колиньи. Его только ранили, но протестанты были в ярости, угрожая собрать войска и начать новую войну, если им не будет выдан нападавший.

Карл IX увидел в этом возможность раз и навсегда прекратить религиозные войны. Он собрал совет, где было решено арестовать и частично перебить гугенотскую верхушку, пока они так удачно собрались в одном месте. Возможно, этот сбор состоялся по настоянию Екатерины Медичи, которая ненавидела Колиньи и боялась его влияния на короля. Тем не менее, часы уже стали отсчитывать время до одного из самых кровавых событий XVI века — Варфоломеевской ночи.

Источник

Всеобщая история варфоломеевская ночь

Тайны Варфоломеевской Ночи

История и художественная литература по сей день рисуют Варфоломеевскую ночь как «массовую резню», «кровавую расправу», «жестокое избиение» католиками гугенотов, организованную вдовствующей королевой Екатериной Медичи 24 августа 1572 года в Париже. Вместе с тем старательно замалчивается обратная сторона конфликта, а на первый план выталкиваются зверства католиков, безумная нелогичность поступков и страсти.

Эта картина нуждается в некотором уточнении.

КОРОЛЕВСКИЕ ИГРЫ

Сен-Жерменский мир положил конец третьей гражданской войне, между католиками и протестантами. Французские гугеноты получили частичную свободу, им передавался ряд крепостей, а их Лидер — адмирал Де Колиньи включен в королевский совет.

Читайте также:  7 вещей которых вы не знали о двойне

Протестант Де Колиньи оказывал большое влияние на короля-католика Карла IX, убеждая поддержать протестантов во Фландрии (Нидерланды) против Испании, Он видел в этом единственную альтернативу гражданской войны во Франции. В планах Де Колиньи явно прослеживалось желание силами Франции, не считаясь с внутренними проблемами, помочь протестантизму, все более распространявшемуся по Европе.

Однако Екатерина Медичи стремилась удержать венценосного сына от губительного шага. Ослабленная гражданскими войнами Франция была не в состоянии отразить общего врага, и конфликт с могущественной Испанией обернулся бы катастрофой, вплоть до потери Францией суверенитета. Екатерина была серьезным препятствием на пути протестантов.

У Карла IX и Екатерины Медичи имелись свои рецепты умиротворения Франции — женитьба Генриха Наваррского на сестре короля Маргарите Валуа. Свадьба состоялась 18 августа. По случаю свадьбы в столицу съехалось множество знати, относившей себя к обоим конфессиям.

22 августа на адмирала Колиньи было совершено покушение. Следы преступления указывали на причастность католика герцога Генриха Гиза, чрезвычайно популярного у парижан, видевших в нем защитника веры. По законам чести, он должен был отомстить Колиньи за своего отца, убитого в 1563 г. Раненого адмирала посетили Карл (X и Екатерина Медичи.

Но гугенотская знать не удовлетворилась соболезнованиями, потребовав от короля наказания Гиза. Раздались призывы готовиться к очередной войне. На протяжении субботы 23 августа требования гугенотов делались все более настойчивыми, усугубляя кризис. Шансы политического разрешения ситуации стремительно приближались к нулю.

Нам с детства внушали, что Варфоломеевская ночь была кровавейшим и злодейским преступлением католиков, достойным сурового осуждения. Вот только при этом забывали уточнить: это был первый случай, когда католики стали инициаторами резни. А протестанты-гугеноты к тому времени множество раз устраивали католические погромы, когда убивали всех подряд без различия пола и возраста.

Последнее избиение католиков гугенотами случилось в городе Ниме за три года до Варфоломеевской . Слово свидетелю: «. гугеноты врывались в церкви. Они срывали изображения святых, рушили распятия, органы, алтари. ». Это о событиях 1566 г. в Валансьене.

В 1531 г. в Ульме лошадей запрягли в орган, выволокли его из церкви и разбили. В Вале в 1559 г., когда было установлено, что умерший три года назад житель де Брюж был втайне католиком, тело вырыли из могилы и вздернули на виселице.

Более того, по донесениям агентов французских секретных служб, работавших среди протестантов, глава протестантской партии, адмирал Колиньи, воспользовавшись свадьбой как предлогом, созвав со всей Франции дворян-протестантов, планировал захват Парижа, взятие Лувра, арест короля и Екатерины Медичи, мешавшей ввязаться в войну с Испанией.

Об этом в королевском дворце узнали в буквально последние часы, вот и пришлось импровизировать, бить набат посреди ночи, бросаться в контратаку в кромешной тьме, потому что не было другого выхода. Католики просто-напросто упредили удар, только и всего. Был очень простой выбор — либо ночью убивать будут они, либо резать будут их.

Убийства гугенотов произошли также в нескольких провинциальных городах. Только в Париже погибло около двух тысяч человек и пяти тысяч по всей Франции. Благодаря усилиям протестантов ночь 24 августа 1572 г. обрастала «подробностями».

Уже утверждали, что она была спланирована семью годами раньше, говорили о 100 тыс зарезанных и показывали то самое луврское окно, через которое, якобы, Его Величество стрелял из аркебузы по. Гугенотам.

Париж оказался во власти убийц и мародеров. Хаос стал поводом под шумок разделаться со своим кредитором, надоевшей женой, зажиточным соседом. Когда, наконец, Карл IX приказал навести порядок на парижских улицах, насилие выплеснулось за его пределы. Кровавая бойня продолжалась во Франции еще несколько недель.

Большинство исследователей считают, что в те дни погибло не менее 5 тысяч человек; называют и цифру в 30 тысяч убитых гугенотов и католиков – во время резни уже не спрашивали, какую веру ты исповедуешь…

Варфоломеевская ночь нанесла гугенотам сокрушительный удар. Порядка 200 тысяч их бежало из Франции, и их подвижничество и трудолюбие нашло благодарный приют в других странах. Самой же Франции победа над гугенотами спокойствия не принесла.

Варфоломеевская ночь стала очередным этапом Религиозных войн и была с одобрением встречена а Риме и Мадриде, и вызвала озабоченность в Англии, Германии и Польше. Внутри страны кальвинистское дворянство и города оказали ожесточенное сопротивление. В ходе последующих Религиозных войн правительство вынуждено было пойти на дальнейшие уступки гугенотам.

ПОСЛЕДСТВИЯ

Сегодня подробности Религиозных войн того времени практически забыты, и многие искренне полагают, будто гугеноты хотели всего-навсего «религиозного равноправия», в чем злые католики отказывали.

Однако претензии гугенотов прекрасно документированы: жить во Французском королевстве, но не подчиняться ни королю, ни властям, ни законам. В гугенотских городах должны были действовать свои законы, своя администрация и своя денежная система, а оказавшиеся на этой территории католики попросту не имели права исповедовать свою веру ни открыто, ни тайно.

Легко догадаться, что ни одно государство планеты, не могло допустить подобных «супероффшорных» зон. Когда претензии гугенотских вождей были отклонены, они Перешли к прямым военным действиям против французского короля — причем деньги, оружие и даже военную силу . получали из протестантской Англии.

Войны эти продолжались несколько десятилетий, пока с мятежниками окончательно не разделался Ришелье, человек железной воли и энергии.

Между прочим, тот самый адмирал Де Колиньи (воспетый талантливым Дюма), за несколько лет до Варфоломеевской ночи как раз и готовил похищение короля Генриха Ж. Так что нет ничего удивительного, что Варфоломеевская ночь была импровизированной ответной мерой католиков на вполне реальный заговор протестантов.

Мы знаем историю, где клеймится «реакционное и кровожадное папство», выступавшее против «прогрессивных» протестантов. Меж тем, протестанты, захватившие власть в Чехии, были компанией довольно жутковатой. Они задолго до Ленина приняли основной принцип большевизма: истинный большевик сам определяет, что хорошо, а что плохо.

Затем протестанты начали совершать вооруженные вылазки за пределы Чехии — «дарить» свое учение соседям. Отражение этой агрессии и стало впоследствии именоваться «карательными экспедициями папистов».

Потом появился Лютер. Он искренне желал усовершенствовать жизнь и сделать ее лучше. То же хотели и коммунисты, правда, путь по которому они вели людей к счастью, скорее напоминал ад. Поэтому важны не намерения, а результат.

Изыскания Лютера вызвали череду гражданских войн, смут, междоусобиц, насилий и зверств. Швейцарец Кальвин творчески усовершенствовал учение Лютера и довел реформы до логического конца — в Женеве людей бросали в тюрьмы за появление в яркой одежде, игру на музыкальных инструментах, чтение «неправильных» книг.

В Тридцатилетней войне меж католиками и протестантами Германия потеряла треть населения. Благодаря протестантам Франция на полсотни лет погрузилась в огонь и кровь гражданских войн.

Варфоломеевская ночь не была погромом, грабежом и убийством, учиненным парижским плебсом в качестве «божественного» возмездия еретикам, а превентивным ударом по военному командованию гугенотов. Смыслом убийств являлось спасение государства. В каком-то смысле эта ночь даже открыла новый путь к миру. В случае победы католической веры никогда не появилась бы на свет «протестантская этика», определившая развитие нашей цивилизации.

О КАТОЛИКАХ И ПРОТЕСТАНТАХ

Не многие знают, что само понятие и концепция «права человека» в современном значении этого термина неразрывно связана с деятельностью в Южной Америке монахов-иезуитов. А писатель Алекс де Токвиль сто пятьдесят лет назад написал:

«Не смотря на беспрецедентные злодеяния, испанцы, покрывшие себя несмываемым позором, не только не истребили индейцев, но даже не запретили им пользоваться равными правами. Англичане в Северной Америке с легкостью добились и того, и другого».

Если бы католицизм победил, конечно, были бы свои кровопролития, войны и беды, но не в пример меньше несчастий обрушилось бы на Европу. Наверняка меньше сил и рвения уделялось бы так называемому «техническому прогрессу» – бездумному нагромождению технических новинок, которые, по большому счету, уничтожают природные ресурсы и среду обитания, способствуют росту жертв войны, но никого еще не сделали счастливым.

Фридрих Великий, король Пруссии, в своем письме от 7-го января 1768 года писал:

«Не правда ли, что электрическая сила, и все чудеса, кои поныне ею открываются, что притяжение и тяготение, служат только к возбуждению нашего любопытства? Но менее ли от сего происходит грабительств по дорогам? Сделались ли откупщики менее жадными? Менее ли клеветы, истребилась ли зависть, смягчились ли сердца? Какая нужна обществу в сих нынешних открытиях?»

Не исключено, что Фридрих Великий в «постпротестантском» обществе первым сформулировал проблему, над которой всерьез задумались в XX веке: «научный и технический прогресс еще не ведет автоматически к прогрессу людской духовности и не делает жизнь лучше».

А ведь именно под влиянием протестантов сформировалась идеология, утверждавшая, что человек, открыв массу новых законов природы, обратит себе на пользу, научится управлять природой, как телегой. Полагали, что развитие науки и техники само по себе, волшебным образом преобразит и общество, и людей.

Конечно, бессмысленно было бы призывать жить при лучине и бить рыбу костяной острогой. Однако и порожденные «протестантской этикой» крайности – бездумный «технический прогресс», «развитие науки» восторга не вызывают.

Каким был бы наш двадцатый век в результате развития Европы по католическим канонам? Гораздо менее техногенным, возможно, мы сейчас с удивлением смотрели бы на первые паровозы, а слава исследователей Америки и Африки досталась бы нашим дедам, в большинстве своем еще живых.

Возможно, самобытные культуры Америки, Африки, Индии , Дальнего Востока, избежав протестантского влияния, создали бы в сочетании с католической Европой совершенно другую цивилизацию, не столь занятую гонкой за золотом и успехом, не грозящую в кратчайшие сроки уничтожить все живое на планете. Несомненно одно: духовности было бы не в пример больше, а следовательно — больше душевного спокойствия, доброты и любви.

Источник