Воломеевская ночь резня католиками гугенотов во франции
Воломеевская ночь резня католиками гугенотов во франции

Воломеевская ночь резня католиками гугенотов во франции

ВАРФОЛОМЕ́ЕВСКАЯ НОЧЬ

ВАРФОЛОМЕ́ЕВСКАЯ НОЧЬ, эпи­зод ре­ли­ги­оз­ных (гу­ге­нот­ских) войн во Фран­ции, мас­со­вое убий­ст­во гу­ге­но­тов ка­то­ли­ка­ми в ночь на 24.8.1572 (день св. Вар­фо­ло­мея) в Па­ри­же. В 1572 вра­ж­довав­шие пар­тии ка­то­ли­ков и гу­ге­но­тов по­шли на мир­ное со­гла­ше­ние, ко­торое бы­ло ре­ше­но за­кре­пить бра­ком се­ст­ры франц. ко­ро­ля Кар­ла IX Мар­га­ри­ты Ва­луа с од­ним из ли­де­ров гу­ге­нот­ской оп­по­зи­ции Ген­ри­хом На­варр­ским (бу­ду­щий ко­роль Ген­рих IV). Ко­ро­ле­ва-мать Ека­те­ри­на Ме­ди­чи и ли­де­ры ка­то­ли­ков Ги­зы, не­до­воль­ные уси­ле­ни­ем гу­ге­но­тов и влия­ни­ем их ли­де­ра адм. Г. де Ко­ли­ньи на Кар­ла IX, ре­ши­ли ис­поль­зо­вать при­езд на свадь­бу не­сколь­ких ты­сяч дво­рян-гу­ге­но­тов для унич­то­же­ния оп­по­зи­ции. Убе­див Кар­ла IX в на­ли­чии гу­ге­нот­ско­го за­го­во­ра, они до­би­лись от не­го со­гла­сия на рез­ню. До­ма, где ос­та­но­ви­лись гу­ге­но­ты, бы­ли за­ра­нее по­ме­че­ны бе­лы­ми кре­ста­ми. Из­бие­ние на­ча­лось по на­ба­ту в 2 ч но­чи и про­дол­жа­лось до ис­хо­да дня. Од­ной из пер­вых жертв стал Ко­ли­ньи. Двум дру­гим ли­де­рам гу­ге­но­тов, Ген­ри­ху На­варр­ско­му и прин­цу Кон­де, уда­лось спа­стись це­ной пе­ре­хо­да в ка­то­ли­че­ст­во. В те­че­ние су­ток в Па­ри­же бы­ло уби­то, по различным дан­ным, от 2 до 3 тыс. гу­ге­но­тов, по­сле че­го рез­ня рас­про­стра­нилась на другие го­ро­да, где до 3 окт. по­гиб­ли ещё 10 тыс. чел. Пря­мым след­ст­ви­ем В. н. ста­ла гражданская вой­на 1572–73.

Источник

Варфоломеевская ночь

Варфоломеевская ночь (резня св. Варфоломея) — массовое убийство гугенотов во Франции, устроенное католиками в ночь на 24 августа 1572 года, в канун дня святого Варфоломея.

Традиционно считается, что Варфоломеевская ночь была спровоцирована Екатериной Медичи, матерью французского короля Карла IX. Резня произошла спустя шесть дней после свадьбы королевской дочери Маргариты с протестантом Генрихом Наваррским, в связи с которой многие из самых богатых и видных гугенотов собрались в Париже.

Варфоломеевская ночь

Эта бойня послужила началом массового истребления гугенотов по всей Франции. Бесчинства продолжались вплоть до 3 октября в Бордо, Лионе, Орлеане, Руане и других городах. По самым скромным подсчётам в Париже было убито 3 тыс. человек. В других городах Франции не менее 5 тыс. человек. Некоторые историки считают, что за время жуткого беззакония погибло не менее 30 тыс. человек.

Точной цифры всех погибших до сих пор нет. Зато известно, что, спасая свои жизни, Францию покинуло не менее 200 тыс. гугенотов. Их влияние в стране значительно ослабло.

Причины кровавой резни

В 1570 году завершилась Третья гугенотская война во Франции. Она была одной из религиозных войн, сотрясавших французское государство в XVI веке. Это был острый конфликт между католиками и протестантами, которых на французских землях называли гугенотами.

Война завершилась Сен-Жерменским миром. По нему гугеноты получили свободу в вероисповедании. Под их контролем оказалось несколько мощных крепостей. Вождь французских протестантов адмирал де Колиньи (1522-1572) был включён в государственный совет при короле. Очень скоро он приобрёл большое влияние на Карла IX Валуа (1550-1574). Чтобы ещё больше укрепить мир, решено было заключить брак между принцессой Маргаритой Валуа (1553-1615) и одним из лидеров гугенотов Генрихом Наваррским (1553-1610).

Временная стабильность принесла удовлетворение народу, но вызвала недовольство у ряда вельмож, исповедующих католицизм. Самую радикальную фракцию возглавляло семейство Гизов. Это был очень авторитетный древний французский род. Он являлся одной из ветвей Лотарингского дома, которой вёл свою родословную от Каролингов (Карл Великий).

Адмирал де Колиньи оказался трезвомыслящим политиком, радеющим о благе Франции. Он хотел, чтобы его держава была могущественной, но этому мешала католическая Испания (королева морей в то время). Колиньи предложил королю поддержать протестантов Нидерландов, которые боролись за свою независимость с испанскими католиками. Это спровоцировало бы войну с королевой морей, но сплотило бы французских католиков и гугенотов, ведь национальные интересы превыше всего.

Однако всё усиливающееся влияние гугенота на молодого короля не нравилось королеве-матери Екатерине Медичи (1519-1589). К тому же она не могла допустить войну с католической Испанией, причиной которой стала бы поддержка протестантов Нидерландов. Это восстановило бы против Франции папу римского и всех католиков Европы, что грозило национальной катастрофой.

Свадьба Маргариты и Генриха Наваррского была назначена на 18 августа. На это торжество съехалось множество знатных вельмож из числа гугенотов. Большая их часть разместилась в центре Парижа, где жили только католики. Роскошный вид протестантской знати вызвал неприязнь у большинства парижан. Они отнюдь не жировали, благодаря непомерным налогам и высоким ценам на продукты и вещи первой необходимости. Ещё большую неприязнь вызвала богатая свадьба. Каждый понимал, что на неё потратили огромную сумму денег, взятую из карманов налогоплательщиков. Поэтому обстановка в городе постепенно накалялась.

Екатерина Медичи
Именно её считают главным организатором Варфоломеевской ночи

Кровавые события

Негативной ситуацией решили воспользоваться Гизы. С согласия Екатерины Медичи они организовали заговор против адмирала де Колиньи. 22 августа тот поздно вечером возвращался из королевского дворца. Его путь домой пролегал мимо дома, принадлежавшего Гизам. Когда адмирал поравнялся с ним, раздался выстрел, произведённый из окна. Но убийца целился в голову, а попал в руку. Раненого лидера гугенотов отвезли домой.

Однако католики перешли Рубикон, и пути назад у них уже не было. Поздно вечером 24 августа разъярённая толпа ворвалась в дом раненого адмирала и зверски убила его. Именно с этого убийства и началась Варфоломеевская ночь.

Незадолго до этого Медичи убедила сына в гугенотском заговоре. Она заявила, что необходимо уничтожить самых опасных заговорщиков, благо, все они находились в Париже. Под давлением матери король приказал закрыть городские ворота и привести в боевую готовность всю городскую стражу.

После того, как во дворец поступила весть об убийстве Колиньи, было приказано бить в набат. Это был сигнал для католиков. Они вышли на улицы, и началась поголовная резня гугенотов. Разъярённая толпа врывалась в дома и убивала всех тех, кто не желал исповедовать католицизм. Под горячую руку попадались все подряд. Эта ночь дала повод мужьям разделаться с надоевшими жёнами, а любовники жён убивали их мужей. Должники резали кредиторов, а тот, кто мечтал о мести, наконец-то её осуществил. Всё тёмное, что пряталось в человеческих душах, вырвалось наружу.

Когда 24 августа забрезжил рассвет, резня не закончилась. Это не входило в планы Екатерины Медичи. Она лишь планировала убить пару десятков протестантских лидеров, но ситуация вышла из под контроля. В Париже начались грабежи, там и тут на улицах и в домах возникали вооружённые стычки. Воры, грабители, убийцы, прятавшиеся раньше в притонах, вышли на улицы. Добропорядочные граждане гибли сотнями уже независимо от религиозной принадлежности. Мужчин убивали, женщин насиловали и затем тоже убивали. Власть в городе рухнула.

Кровавая вакханалия продолжалась целую неделю. Городская стража смешалась с народом и грабила наравне со всеми. Лишь гвардейские солдаты остались верны королю и закону, и хоть как-то пытались навести порядок на городских улицах. Но этих сил было явно недостаточно.

Самое же страшное заключалось в том, что беспорядки в Париже спровоцировали цепную реакцию. В других городах также началась вакханалия беззакония, сопровождаемая убийствами гугенотов. 26 августа король Франции Карл IX официально заявил, что убийства протестантских лидеров произошли по его приказу. Он разослал письма по города и провинциям, в которых утверждал, что сорвал крупный антигосударственный заговор. Однако призвал жителей страны к порядку и восстановлению законности. В то же время было официально объявлено, что религиозные свободы не отменяются.

Генрих Наваррский, женившийся на Маргарите Валуа, остался цел и невредим. Чтобы сохранить себе жизнь он стал католиком. Так же поступил и его кузен Генрих Конде. А вот другие знатные и известные гугеноты погибли.

Заключение

Кровавая резня во Франции была одобрена папой римским и королём Испании. Зато вызвала неодобрение в Англии и Германии. Отрицательно к этому отнеслись также в Речи Посполитой и Московском царстве. Жестокие убийства спровоцировали продолжение Гугенотских войн. Однако теперь протестанты уже не шли ни на какие сделки с королевским правительством. Их главной задачей стало создание независимого государства в южных районах Франции.

Однако ни католики, ни протестанты не желали, чтобы Варфоломеевская ночь повторилась. Она напугала всех неконтролируемым народным бунтом, а само название приобрело нарицательное значение. С тех пор организованные массовые убийства стали именовать именно так.

Необходимо отметить, что ненависть, и порождаемая ею жестокость, в то время являлись обоюдными. Вражду вызывали не только религиозные причины, но также социально – политические. Варфоломеевская ночь не была единичным актом насилия. Она являлась кульминацией многолетнего противостояния (1560 – 1598) между французскими католиками и протестантами, и именно в этом контексте её и стоит рассматривать.

В ходе религиозных войн протестанты во Франции представляли собой серьёзную силу, которую королевский дом Валуа небезосновательно считал угрозой своей власти. Гугеноты имели собственную хорошо вооружённую армию, контролировали важные укреплённые города, их поддерживали и финансировали представители знатных фамилий. Дважды протестанты неудачно пытались похитить французских монархов с целью подчинить их своему влиянию.

Читайте также:  Ночь музеев в Крыму Воронцовский дворец

Изначально гугеноты с недоверием относились к жёстким методам борьбы. Но в 1560 – х годах, после прокатившейся по стране волны католического насилия, они развернули свой террор. Грабили и разрушали храмы и монастыри, уничтожали иконы и пытали монахов, скрывавших религиозные святыни. В ряде мест вешали священников, многих из них калечили, отрезая носы, уши и половые органы. Наиболее массовой расправой стала «Резня Михайлова дня» в Ниме или «Мишелада». В ночь с 29 на 30 сентября 1567 г., собрав во дворце нимского епископа наиболее видных местных католиков, протестанты убили их, а тела сбросили в ближайший колодец. Всего, по разным оценкам, погибло от 80 до 90 человек. Эта казнь произвела сильное впечатление на католиков, став одним из поводов к очередному витку религиозного конфликта.

Однако, насилие с обеих сторон носило разный характер. Чтобы лучше понять суть этой вражды стоит процитировать книгу французского историка Жана – Мари Констана «Повседневная жизнь французов во времена религиозных войн»:

«Насилие, творимое католической чернью, — это поистине мистическая ярость, «сакральное» деяние, совершаемое по воле самого Господа, пожелавшего истребить сторонников новой религии, приравненных к еретикам и поклоняющимся Сатане. Католики так жаждали покарать протестантов, что без малейшего сожаления калечили их, терзали, швыряли собакам, бросали в воду, сжигали, причиняя им на земле муки, ожидавшие их в загробном мире.

Таким образом в ожидании, когда Господь снизойдет к ним и подаст свой знак, они очищали христианский мир от скверны. Важную роль в восстановлении изначальной чистоты играли дети: они олицетворяли невинность тех, кто выступал в роли судей.

Насилие, чинимое кальвинистами, имело совершенно иную природу. Оно было рационально обосновано, тщательно просчитано, запрограммировано и осуществлялось под контролем новой элиты реформированной церкви.

Оно заключалось в систематическом истреблении церковных символов, изображений святых, икон, статуй, дорогих вещей, которые хранились в храмах, в физическом разрушении этих вещей или в переплавке их (чтобы использовать для других целей) для возвращения им изначальной евангельской чистоты. Не довольствуясь уничтожением идолов, протестанты преследовали лиц духовного звания, «тех, кто с тонзурой» (razes), так как, по их мнению, именно они препятствовали народу обратить свои взоры к истинной вере».

Говоря о причинах ненависти к гугенотам, важно учитывать, что Париж был традиционно католическим городом, и горожане с неприязнью отнеслись к большому количеству гугенотов, приехавших в августе 1572 г. на свадьбу Маргариты Валуа и Генриха Наваррского. Кроме того, многочисленную парижскую бедноту раздражало богатство и роскошь протестантских гостей.

Стоит отметить, что в ходе Варфоломеевской ночи её рядовыми участниками не всегда двигали причины религиозного характера. Некоторые просто сводили личные счёты с теми, к кому по разным причинам испытывали неприязнь. В таких случаях иногда под горячую руку попадали и католики.

Также есть мнение, что, планируя акцию в Париже, католическая партия отнюдь не стремилась к массовому убийству протестантов. Целью католиков являлось уничтожение главных вождей гугенотов и захват Генриха Наваррского, но из – за острой неприязни парижан к протестантам, события вышли из под контроля и всё вылилось в кровавую бойню.

События Варфоломеевской ночи стали переломным моментом во французских религиозных войнах. Несмотря на то, что конфликт продолжался ещё много лет после этих событий, по протестантам был нанесён мощный удар. Они лишились своих наиболее видных лидеров. Около 200 тысяч гугенотов были вынуждены бежать из страны.

Источник

24 августа 1572 г. в Париже произошла массовая резня гугенотов (Варфоломеевская ночь)

24 августа 1572 г. в Париже произошла массовая резня гугенотов (Варфоломеевская ночь)

Бракосочетание лидера гугенотов с сестрой французского короля Карла IX и дочерью Екатерины Медичи должно было стать символом укрепления мира между французами разных конфессий. Однако в реальности, это событие стало удобным моментом для ликвидации Католической Лигой множества своих политических противников и нанесения серьёзного удара по гугенотам. Во французскую столицу приехали сотни дворян – протестантов, которые сопровождали короля Генриха Наваррского на брачной церемонии. Чтобы убийцы ночью не ошиблись в поисках жертв, всем католикам Парижа было велено нацепить на шляпы белые кресты. Кроме того, гугенотов можно было отличить по чёрной одежде, а их дома пометили белыми крестами. Колиньи был убит один из первых, его тело подвергли оскорблениям.

Политическая акция была усилена стихией толпы. Горожане-католики с раздражением восприняли наплыв гугенотов в Париж. Ненависть подогревалась ростом налогов, цен на продовольствие, предметы первой необходимости, людей раздражала показная роскошь, устроенная по случаю королевской свадьбы. Кровь привела к тому, что город оказался во власти черни. Преступники совершали свои тёмные дела, люди убивали своих кредиторов, просто иностранцев (немцев, фламандцев), грабили соседей, избавлялись от родственников. Генрих Наваррский и Конде, жившие в Лувре, спаслись тем, что перешли в католичество. Бойня в Париже привела к волне насилия, которая прокатилась в других городах и селениях в масштабах всей страны. Были убиты тысячи людей, но организаторы решили главную задачу – эта резня стала коренным переворотом в Религиозной войне во Франции, гугенотам был нанесён сокрушительный удар. Десятки тысяч гугенотов сбежали в другие страны. Католичество одержало победу во Франции.

Необходимо сказать о цинизме западников и их российских лакеев, которые любят говорить о «кровавом» Иване Грозном, при котором за всё его длинное правление было казнено примерно 4 – 7 тыс. человек (значительная часть из них была сторонниками децентрализации Русского государства, т. е. с языком 20 столетия представители «пятой колонны»). В Париже и Франции было уничтожено больше людей за один день, чем за всё правление Ивана Васильевича!

Предыстория

Реформационные идеи во Франции начали распространяться с 20-х годов XVI века. Сильная королевская власть, отсутствие раздробленности и большая самостоятельность французской церкви от Рима, позволили сохранить во Франции преобладание католической церкви. Король и дворянство были в целом довольны католической церковью. В 1516 году между королём Франциском I и Римом был заключён Болонский конкордат. Папа согласился с тем, что король выбирал кандидатов на высшие церковные должности во Франции, а Рим их только утверждал. Король мог долгое время не замещать открывшиеся вакансии и брать доходы с церковных земель в свою пользу (церковь была крупнейшим землевладельцем Франции). Постепенно церковь стала государственным учреждением. Прелаты церкви назначались из дворянских семей, высшие церковные должности стали уделом младших членов аристократических фамилий Франции.

Необходимо учесть и тот факт, что крестьянская масса была в целом довольна изменениями, которые произошли в 15-16 столетия, ухудшение их положения не произошло. В результате крестьяне в подавляющем большинстве были равнодушны к идеям Реформации.

Королевская власть первоначально не препятствовала распространению протестантских идей в стране. Французский король Франциск I поддерживал протестантских князей в Германии, т. к. это наносило удар по Габсбургам. Однако у идей Реформации не было широкой социальной базы во Франции. За реформацию выступали некоторые аристократы, дворяне, представители интеллигенции, буржуазии в крупных торговых городах. До середины 1540-х годов протестантские общины были небольшими, так в Париже было всего 300-400 человек.

Ситуация изменилась в 1534 году. Приверженец протестантизма Маркур, в связи с арестами нескольких протестантов, выступил с резкими тезисами. Фактически он обвинил папу и весь клир в обмане, идолопоклонстве и богохульстве. По его мнению, Церковь занималась всякими пустяками вроде колокольного звона, пения, пустых церемоний, бормотания молитв и пр. Это выступление мобилизовало католиков Франции. Еретиков стали отправлять на костёр. Так, в январе 1535 года было сожжено 35 лютеран и ещё 300 человек арестовали. Королевская власть попыталась запретить печать и закрыть все типографии, но вскоре выяснилось, что это невозможно. Поэтому, печатное дело поставили под особый контроль парламентской комиссии. С 1538 года началось сближение французского короля с императором и Римом. Протестантов стали жестко преследовать, либеральные времена окончательно ушли в прошлое.

В 1540-1550-е годы во Франции распространяется учение Кальвина. Сторонников Реформации во Франции стало значительно больше. Идеи кальвинизма были близки буржуазии, особенно учение об абсолютном предопределении. Кроме того, кальвинизм создавал мощные организации, которые могли противостоять другим протестантским направлениям и контрреформации. В этот период во Франции ряды кальвинистов укрепляются за счёт дворянства и католических клириков из низшего, разночинного клира, которые переходят в протестантизм. Правительство Генриха II (правил с 1547 г. — по 1559 г.) ужесточает меры против протестантов. В октябре 1547 года при парламенте была создана т. н. «Огненная палата», которая вела дела по делам ереси. Большинство приговорённых было из среды низшего духовенства и ремесленников, т. к. дворяне и богатые буржуа имели средства и влияние, чтобы откупиться, замять дело, или сбежать за границу.

Читайте также:  Рассвет рассказ о самой лучшей ночи в моей жизни

В отличие от Германии, где главной движущей силой Реформации выступило крестьянство и Нидерландов, где в революционном движении преобладала буржуазия, во Франции борьбу начало дворянство (французская буржуазия в большинстве своём не решилась взяться за оружие). Причём дворяне, когда их притязания провалились, снова в своей массе перешли в католичество. Зажиточная буржуазия, когда после отмены Нантского эдикта в 1685 году началось массовое изгнание гугенотов из Франции, была вынуждена уехать из страны. Дворяне мечтали о конфискации церковных земель и получения политических прав. Крупные гугенотские сеньоры мечтали о разделе Франции на ряд самостоятельных провинций, о возвращении во времена до объединения государства под сильной властью короля. В результате «гугеноты религиозные» далеко не всегда были заодно с «гугенотами политическими». Их интересы сильно различались.

В региональном плане оплотом гугенотов стал юг Франции, который позже всех остальных областей был включён в состав единого французского государства и всегда был центром различного рода ересей (достаточно вспомнить Альбигойские войны – серию военных кампаний, инициированных Римом по искоренению ереси катаров в области Лангедок). Южные города пользовались большой автономией, и усиление центральной власти сопровождалось нарушением привилегий горожан. Наиболее известные центры – это Ла-Рошель, Ним, Монтобан, Монпелье. До Варфоломеевской ночи они защищали свои старые права и прежде всего, право свободы от королевских гарнизонов. Наличие королевского гарнизона означало полное подчинение города центральной власти (особенно в сфере выплаты всех податей, которые постоянно росли).

Однако до 24 августа 1572 года города не шли на открытый конфликт с королевской властью. Варфоломеевская ночь привела к восстанию почти всего дворянства на юге страны. Даже в этот момент города не сразу порвали с королем. Лишь после того, как в городах власть захватили радикальные элементы («рьяные»), они начинают поддерживать дворянство и финансировать его.

Верность католичеству и королю сохранило дворянство севера, северо-востока страны, большая часть бюрократического аппарата, которая была создана королевской властью, буржуазия северных городов, в первую очередь Парижа. Столица сыграла огромную роль в религиозной войне во Франции – это был огромный город с 300 – 500 тыс. населением (данные различных исследователей отличаются). Северная буржуазия выступала с лозунгом: «единый бог, единый король, единая вера, единый закон». Париж имел слишком много преимуществ от единства страны и сильной центральной власти, чтобы выступить против короля и католичества. Осталось верным старой религии и большая часть крестьянства. Ересь во Франции была порождением города, дворянства и интеллигенции. Мелкое крестьянское хозяйство во Франции не было разрушено, как в Англии, не произошло и резкое ухудшение жизни крестьян, как в Германии. Поэтому крестьяне в своей массе сохранили верность католицизму и королю. К тому же крестьяне видели в гугенотах-дворянах классового врага, который мог вернуть страну во времена феодальных войн, регулярных грабежей и насилий.

1559 году трон занял Франциск II. Он ничего не понимал в государственных делах, поэтому вся власть перешла в руки дядям его жены Марии (шотландская королева Мария Стюарт) Гизам. Франсуа Гиз возглавил армию, епископ Лотарингский и кардинал взял в руки гражданское управление. Это привело к созданию двух властных противоборствующих группировок. Гизы привлекли на свою сторону мать короля Екатерину Медичи, но оттерли от власти любимца покойного короля Генриха II коннетабля Монморанси и его родственников адмирала Колиньи и двух его братьев, а также постарались отделаться от ближайших родственников королевского дома, Бурбонов. Принцы крови и вельможи образовали единый фронт против Гизов. Старший представитель Бурбонов Антуан по браку с королевой Наваррской стал королем крошечного государства на границе Франции и Испании. Его жена была страстной поклонницей учения Кальвина, обиженный принц также стал склоняться к кальвинизму. В результате Наварра стала центром оппозиции.

Ситуацию ухудшил ещё один фактор. Франция заключила мир с Габсбургами. Большая часть армии была распущена. Множество офицеров и солдат осталось без дела. Многие были южанами и составили первые кадры дворянского мятежа. Французские и немецкие кальвинистские священники объявили, что недовольные могут взяться за оружие в борьбе с «узурпаторами» (Гизами). Был составлен заговор, во главе которого встал Конде. Он планировал отстранить от власти Гизов, созвать генеральные Штаты и обеспечить интересы Бурбонов и французских протестантов. Заговорщики собирались захватить короля и действовать от его имени. Если бы Франциск стал упорствовать, его решили низложить и отстранить от власти Гизов. Заговор получил название Амбуазского, так как королевский двор тогда находился в замке Амбуаз.

Гизы узнали о заговоре и вызвали Колиньи. Его спросили о причинах недовольства. Адмирал объяснил появление заговора преследованием протестантов и предложил издать эдикт, который успокоит страну. Эдикт от 8 марта 1560 года приостановил гонения за религию и обещал амнистию всем, кроме заговорщиков и кальвинистских проповедников. Вожди заговорщиков успокоились, но дворяне решили попробовать реализовать план захвата короля самостоятельно. В Амбуаз были двинуты войска, но они потерпели поражение. Эдикт от 8 марта был отменён и всех арестованных казнили без суда и следствия. Пленных солдат и командиров вешали на виселицах, стенах Амбуазского замка и топили в Луаре. Однако истинные зачинщики не пострадали. Они обратились за материальной помощью к Англии и протестантским германским князьям. В свою очередь Гизы попросили помощи у испанского монарха. Стране появились слухи о близкой высадке английского десанта.

Гизы от имени короля вызвали ко двору Антуана и Конде. Их арестовали и предали суду. Конде был приговорён к смерти. Его спасла неожиданная смерть короля – он скончался 5 декабря 1560 года. Новым королем стал несовершеннолетний Карл IX (правил с 1560 г. по 1574 г.) и законным опекуном стал Антуан Бурбон. Екатерина Медичи смогла заставить его отказаться от своего права на опеку, но приблизила к себе, чтобы ослабить влияние Гизов. В декабре 1560 года в Орлеане были созваны Генеральные штаты, в 1561 году Штаты созвали в Понтуазе. Однако они не смогли, да и не хотели, вернуть мир в стране. В январе 1562 года правительство издало «эдикт терпимости». Кальвинистам даровали свободу вероисповедования вне городов и собрания в городах. Этот закон озлобил католиков и не мог полностью удовлетворить протестантов (большинство гугенотов жило в городах).

В Париже время от времени происходили погромы и избиения протестантов. На юге Франции жертвами становились католики. Страна скатывалась к гражданской войне на религиозной почве. 1 марта 1562 года Франсуа Гиз устроил бойню в месте Васси. Париж после этого события встретил Гиза, как героя. Это событие привело к серии расправ над кальвинистами. В Париже протестантов изгоняли под угрозой виселицы. Протестанты ответили погромами католиков, гугеноты заняли Лион, Орлеан, Тулузу, Бурж. Страна окончательно раскололась и началась религиозная война.

Источник



Варфоломеевская ночь резня католиками гугенотов во франции

Тайны Варфоломеевской Ночи

История и художественная литература по сей день рисуют Варфоломеевскую ночь как «массовую резню», «кровавую расправу», «жестокое избиение» католиками гугенотов, организованную вдовствующей королевой Екатериной Медичи 24 августа 1572 года в Париже. Вместе с тем старательно замалчивается обратная сторона конфликта, а на первый план выталкиваются зверства католиков, безумная нелогичность поступков и страсти.

Эта картина нуждается в некотором уточнении.

КОРОЛЕВСКИЕ ИГРЫ

Сен-Жерменский мир положил конец третьей гражданской войне, между католиками и протестантами. Французские гугеноты получили частичную свободу, им передавался ряд крепостей, а их Лидер — адмирал Де Колиньи включен в королевский совет.

Протестант Де Колиньи оказывал большое влияние на короля-католика Карла IX, убеждая поддержать протестантов во Фландрии (Нидерланды) против Испании, Он видел в этом единственную альтернативу гражданской войны во Франции. В планах Де Колиньи явно прослеживалось желание силами Франции, не считаясь с внутренними проблемами, помочь протестантизму, все более распространявшемуся по Европе.

Однако Екатерина Медичи стремилась удержать венценосного сына от губительного шага. Ослабленная гражданскими войнами Франция была не в состоянии отразить общего врага, и конфликт с могущественной Испанией обернулся бы катастрофой, вплоть до потери Францией суверенитета. Екатерина была серьезным препятствием на пути протестантов.

У Карла IX и Екатерины Медичи имелись свои рецепты умиротворения Франции — женитьба Генриха Наваррского на сестре короля Маргарите Валуа. Свадьба состоялась 18 августа. По случаю свадьбы в столицу съехалось множество знати, относившей себя к обоим конфессиям.

22 августа на адмирала Колиньи было совершено покушение. Следы преступления указывали на причастность католика герцога Генриха Гиза, чрезвычайно популярного у парижан, видевших в нем защитника веры. По законам чести, он должен был отомстить Колиньи за своего отца, убитого в 1563 г. Раненого адмирала посетили Карл (X и Екатерина Медичи.

Читайте также:  Детектив Достать ножи Knives Out 2019

Но гугенотская знать не удовлетворилась соболезнованиями, потребовав от короля наказания Гиза. Раздались призывы готовиться к очередной войне. На протяжении субботы 23 августа требования гугенотов делались все более настойчивыми, усугубляя кризис. Шансы политического разрешения ситуации стремительно приближались к нулю.

Нам с детства внушали, что Варфоломеевская ночь была кровавейшим и злодейским преступлением католиков, достойным сурового осуждения. Вот только при этом забывали уточнить: это был первый случай, когда католики стали инициаторами резни. А протестанты-гугеноты к тому времени множество раз устраивали католические погромы, когда убивали всех подряд без различия пола и возраста.

Последнее избиение католиков гугенотами случилось в городе Ниме за три года до Варфоломеевской . Слово свидетелю: «. гугеноты врывались в церкви. Они срывали изображения святых, рушили распятия, органы, алтари. ». Это о событиях 1566 г. в Валансьене.

В 1531 г. в Ульме лошадей запрягли в орган, выволокли его из церкви и разбили. В Вале в 1559 г., когда было установлено, что умерший три года назад житель де Брюж был втайне католиком, тело вырыли из могилы и вздернули на виселице.

Более того, по донесениям агентов французских секретных служб, работавших среди протестантов, глава протестантской партии, адмирал Колиньи, воспользовавшись свадьбой как предлогом, созвав со всей Франции дворян-протестантов, планировал захват Парижа, взятие Лувра, арест короля и Екатерины Медичи, мешавшей ввязаться в войну с Испанией.

Об этом в королевском дворце узнали в буквально последние часы, вот и пришлось импровизировать, бить набат посреди ночи, бросаться в контратаку в кромешной тьме, потому что не было другого выхода. Католики просто-напросто упредили удар, только и всего. Был очень простой выбор — либо ночью убивать будут они, либо резать будут их.

Убийства гугенотов произошли также в нескольких провинциальных городах. Только в Париже погибло около двух тысяч человек и пяти тысяч по всей Франции. Благодаря усилиям протестантов ночь 24 августа 1572 г. обрастала «подробностями».

Уже утверждали, что она была спланирована семью годами раньше, говорили о 100 тыс зарезанных и показывали то самое луврское окно, через которое, якобы, Его Величество стрелял из аркебузы по. Гугенотам.

Париж оказался во власти убийц и мародеров. Хаос стал поводом под шумок разделаться со своим кредитором, надоевшей женой, зажиточным соседом. Когда, наконец, Карл IX приказал навести порядок на парижских улицах, насилие выплеснулось за его пределы. Кровавая бойня продолжалась во Франции еще несколько недель.

Большинство исследователей считают, что в те дни погибло не менее 5 тысяч человек; называют и цифру в 30 тысяч убитых гугенотов и католиков – во время резни уже не спрашивали, какую веру ты исповедуешь…

Варфоломеевская ночь нанесла гугенотам сокрушительный удар. Порядка 200 тысяч их бежало из Франции, и их подвижничество и трудолюбие нашло благодарный приют в других странах. Самой же Франции победа над гугенотами спокойствия не принесла.

Варфоломеевская ночь стала очередным этапом Религиозных войн и была с одобрением встречена а Риме и Мадриде, и вызвала озабоченность в Англии, Германии и Польше. Внутри страны кальвинистское дворянство и города оказали ожесточенное сопротивление. В ходе последующих Религиозных войн правительство вынуждено было пойти на дальнейшие уступки гугенотам.

ПОСЛЕДСТВИЯ

Сегодня подробности Религиозных войн того времени практически забыты, и многие искренне полагают, будто гугеноты хотели всего-навсего «религиозного равноправия», в чем злые католики отказывали.

Однако претензии гугенотов прекрасно документированы: жить во Французском королевстве, но не подчиняться ни королю, ни властям, ни законам. В гугенотских городах должны были действовать свои законы, своя администрация и своя денежная система, а оказавшиеся на этой территории католики попросту не имели права исповедовать свою веру ни открыто, ни тайно.

Легко догадаться, что ни одно государство планеты, не могло допустить подобных «супероффшорных» зон. Когда претензии гугенотских вождей были отклонены, они Перешли к прямым военным действиям против французского короля — причем деньги, оружие и даже военную силу . получали из протестантской Англии.

Войны эти продолжались несколько десятилетий, пока с мятежниками окончательно не разделался Ришелье, человек железной воли и энергии.

Между прочим, тот самый адмирал Де Колиньи (воспетый талантливым Дюма), за несколько лет до Варфоломеевской ночи как раз и готовил похищение короля Генриха Ж. Так что нет ничего удивительного, что Варфоломеевская ночь была импровизированной ответной мерой католиков на вполне реальный заговор протестантов.

Мы знаем историю, где клеймится «реакционное и кровожадное папство», выступавшее против «прогрессивных» протестантов. Меж тем, протестанты, захватившие власть в Чехии, были компанией довольно жутковатой. Они задолго до Ленина приняли основной принцип большевизма: истинный большевик сам определяет, что хорошо, а что плохо.

Затем протестанты начали совершать вооруженные вылазки за пределы Чехии — «дарить» свое учение соседям. Отражение этой агрессии и стало впоследствии именоваться «карательными экспедициями папистов».

Потом появился Лютер. Он искренне желал усовершенствовать жизнь и сделать ее лучше. То же хотели и коммунисты, правда, путь по которому они вели людей к счастью, скорее напоминал ад. Поэтому важны не намерения, а результат.

Изыскания Лютера вызвали череду гражданских войн, смут, междоусобиц, насилий и зверств. Швейцарец Кальвин творчески усовершенствовал учение Лютера и довел реформы до логического конца — в Женеве людей бросали в тюрьмы за появление в яркой одежде, игру на музыкальных инструментах, чтение «неправильных» книг.

В Тридцатилетней войне меж католиками и протестантами Германия потеряла треть населения. Благодаря протестантам Франция на полсотни лет погрузилась в огонь и кровь гражданских войн.

Варфоломеевская ночь не была погромом, грабежом и убийством, учиненным парижским плебсом в качестве «божественного» возмездия еретикам, а превентивным ударом по военному командованию гугенотов. Смыслом убийств являлось спасение государства. В каком-то смысле эта ночь даже открыла новый путь к миру. В случае победы католической веры никогда не появилась бы на свет «протестантская этика», определившая развитие нашей цивилизации.

О КАТОЛИКАХ И ПРОТЕСТАНТАХ

Не многие знают, что само понятие и концепция «права человека» в современном значении этого термина неразрывно связана с деятельностью в Южной Америке монахов-иезуитов. А писатель Алекс де Токвиль сто пятьдесят лет назад написал:

«Не смотря на беспрецедентные злодеяния, испанцы, покрывшие себя несмываемым позором, не только не истребили индейцев, но даже не запретили им пользоваться равными правами. Англичане в Северной Америке с легкостью добились и того, и другого».

Если бы католицизм победил, конечно, были бы свои кровопролития, войны и беды, но не в пример меньше несчастий обрушилось бы на Европу. Наверняка меньше сил и рвения уделялось бы так называемому «техническому прогрессу» – бездумному нагромождению технических новинок, которые, по большому счету, уничтожают природные ресурсы и среду обитания, способствуют росту жертв войны, но никого еще не сделали счастливым.

Фридрих Великий, король Пруссии, в своем письме от 7-го января 1768 года писал:

«Не правда ли, что электрическая сила, и все чудеса, кои поныне ею открываются, что притяжение и тяготение, служат только к возбуждению нашего любопытства? Но менее ли от сего происходит грабительств по дорогам? Сделались ли откупщики менее жадными? Менее ли клеветы, истребилась ли зависть, смягчились ли сердца? Какая нужна обществу в сих нынешних открытиях?»

Не исключено, что Фридрих Великий в «постпротестантском» обществе первым сформулировал проблему, над которой всерьез задумались в XX веке: «научный и технический прогресс еще не ведет автоматически к прогрессу людской духовности и не делает жизнь лучше».

А ведь именно под влиянием протестантов сформировалась идеология, утверждавшая, что человек, открыв массу новых законов природы, обратит себе на пользу, научится управлять природой, как телегой. Полагали, что развитие науки и техники само по себе, волшебным образом преобразит и общество, и людей.

Конечно, бессмысленно было бы призывать жить при лучине и бить рыбу костяной острогой. Однако и порожденные «протестантской этикой» крайности – бездумный «технический прогресс», «развитие науки» восторга не вызывают.

Каким был бы наш двадцатый век в результате развития Европы по католическим канонам? Гораздо менее техногенным, возможно, мы сейчас с удивлением смотрели бы на первые паровозы, а слава исследователей Америки и Африки досталась бы нашим дедам, в большинстве своем еще живых.

Возможно, самобытные культуры Америки, Африки, Индии , Дальнего Востока, избежав протестантского влияния, создали бы в сочетании с католической Европой совершенно другую цивилизацию, не столь занятую гонкой за золотом и успехом, не грозящую в кратчайшие сроки уничтожить все живое на планете. Несомненно одно: духовности было бы не в пример больше, а следовательно — больше душевного спокойствия, доброты и любви.

Источник