Сталинская депортация чеченцев и ингушей Реальные причины
Сталинская депортация чеченцев и ингушей Реальные причины

Сталинская депортация чеченцев и ингушей Реальные причины

Операция «Чечевица». 23 февраля 1944 года

В Чечне и Ингушетии 23 февраля мужчин не поздравляют. Для вайнахов это День памяти о массовой депортации.

Поголовному насильственному переселению в сталинском СССР подверглись многие народы: немцы Поволжья, финны, калмыки, карачаевцы, балкарцы, крымские татары, понтийские греки, проживавшие в Крыму болгары и армяне, корейцы и турки-месхетинцы, украинцы и многие другие народы. Переселяли как по национальному признаку, так и по классовому. Массовые депортации имели место в странах Балтии и Западной Украине, на Кавказе, в Ленинграде и Карелии не смотря на войну и блокаду. Всего в 1944 году было выселено на восток около 873 тысяч человек, а к октябрю 1948 года — 2 млн. 247 тыс. человек. Все они являются репрессированными и подлежат реабилитации. Операция под кодовым названием «Чечевица» по выселению вайнахов была одной из самых крупных.

Доклад о ходе депортации чеченцев и ингушей. 21 марта 1944 года

Она началась 23 февраля 1944 года в 02:00 по местному времени, когда по радио был передан кодовый сигнал «Пантера», и завершилась 9 марта. В ней участвовали около 19 тысяч оперативных работников НКВД, НКГБ и военной контрразведки «СМЕРШ», и 100 тысяч военнослужащих войск НКВД — по одному на каждых четырех выселяемых, включая женщин, детей и стариков. Их заранее разместили на Северном Кавказе под видом фронтовых частей, отведенных на отдых и переформирование. В шесть утра военные начали стучаться в дома и будить хозяев, давая им два часа на сборы. Затем их везли грузовиками к ближайшим железнодорожным станциям и грузили в «теплушки». Уже в первые сутки из населенных пунктов вывезли 333 739 человек, и погрузили в эшелоны 176 тыс. 950 человек. В 11 утра Берия телеграфировал Сталину: «Выселение проходит нормально. Заслуживающих внимания происшествий нет», — а вечером устроил в Грозном застолье.

Сталин получал информацию о ходе выселения лично от Берии. К концу февраля отправили 478 тыс. 479 человек, в том числе 91 тыс. 250 ингушей и 387 тыс. 229 чеченцев. Всего, как следует из доклада начальника конвойных войск НКВД генерала Бочкова Берии, в 180 эшелонах по 65 вагонов в каждом было отправлено 493 269 человек (в среднем по 2740 человек на эшелон). В пути родились 56 младенцев и умерли 1272 человека, главным образом от простуды или обострения хронических болезней. К 20 марта на место прибыли 491 748 депортированных. Разрешалось брать до 500 кг груза на семью, но фактически большую часть вещей пришлось оставить, поскольку в каждом вагоне должны были поместиться 45 человек со всем имуществом (немцев Поволжья размещали по 40 человек в «теплушке», и вещи везли отдельно). «Спецпереселенцы» должны были сдать скот и зерно и получить взамен аналогичное количество от властей на новых местах жительства, но в большинстве случаев это правило не выполнялось.

Последними шли поезда с чеченской и ингушской номенклатурой и верхушкой духовенства. Остаться в родных местах не позволили никому. Единственное послабление для элиты состояло в том, что ее везли в нормальных пассажирских вагонах и позволили взять больше вещей. В июле 1944 года Берия представил Сталину окончательную информацию: «Во исполнение постановления Государственного Комитета Обороны НКВД в феврале-марте 1944 г. было переселено на постоянное жительство в Казахскую и Киргизскую ССР 602 193 человека жителей Северного Кавказа, из них чеченцев и ингушей — 496 460 человек, карачаевцев — 68 327, балкарцев — 37 406 чел.» В Казахстане поселили около 411 тысяч вайнахов (85 тысяч семей), в Киргизии — 85,5 тысяч (20 тысяч семей). Чечено-Ингушская АССР была упразднена, а ее территория разделена между соседними регионами — Ставропольским краем, Дагестаном и Северной Осетией.

Операцию «Чечевица» начали готовить в октябре-ноябре 1943 года. Первоначально планировалось переселение в Новосибирскую и Омскую области, Алтайский и Красноярский края. Затем маршрут изменили на Среднюю Азию. Неоднократно менялась и дата начала операции. Почему, в конце концов, выбор остановили на Дне Красной Армии, неизвестно. 29 января 1944 года НКВД издал секретную «Инструкцию о порядке проведения выселения чеченцев и ингушей». 1 февраля решение окончательно утвердило политбюро. Руководил операцией лично Берия. 17 февраля 1944 года он доложил Сталину из Грозного, что все готово, 21-го подписал соответствующий приказ по НКВД, 22-го сообщил о предстоящем выселении руководству республики и высшему духовенству. Как докладывал Берия Сталину, председатель совнаркома Чечено-Ингушетии Моллаев «прослезился, но обещал взять себя в руки и обещал выполнить все задания, которые ему будут даны в связи с выселением». Имамам и муллам Берия приказал «провести необходимую работу среди населения».

Из-за огромного неравенства сил случаев сопротивления было немного. По официальным данным, в ходе операции были убиты 780 человек, арестовано 2016 «антисоветского элемента», изъято более 20 тысяч единиц огнестрельного оружия, в основном хранившегося в чеченских домах еще со времен гражданской войны. Скрыться в горах сумели 6544 человека. Отдельные работники наркомата госбезопасности сообщали о «ряде безобразных фактов нарушения революционной законности, самочинных расстрелах над оставшимися после переселения чеченками-старухами, больными, калеками, которые не могли следовать», но наказания никто не понес. Напротив, указом от 8 марта 1944 года 714 участников депортации были награждены «за образцовое выполнение специальных заданий», в том числе боевыми орденами Суворова, Кутузова и Красного Знамени. Самая страшная трагедия разыгралась в высокогорном ауле Хайбах, где были убиты 705 человек. На месте Хайбаха остались лишь развалины. Единственная их «вина» состояла в том, что 23 февраля пошел сильный снег, жители не могли спуститься с гор и срывали график депортации. Комиссар госбезопасности 3-го ранга Михаил Гвишиани (впоследствии — сват премьера Алексея Косыгина) приказал загнать людей в конюшню и сжечь, использовав ту же методику, какую применяли нацисты к партизанским селам.

В 1980-х годах военный журналист Степан Кашурко, занимавшийся розыском безвестных героев войны, обнаружил на берегу Десны в районе Новгород-Северского останки погибшего 12 марта 1943 года разведчика 2-го гвардейского кавалерийского корпуса Бексултана Газоева. В непромокаемом пакете у него на груди было неотправленное письмо матери, адресованное в Хайбах. Журналист написал в республиканской военкомат Чечено-Ингушетии, и получил ответ, что такого населенного пункта нет, и никогда не было. Заинтригованный Кашурко не поленился съездить в Грозный и встретился с первым секретарем обкома Доку Завгаевым, который нехотя признал, что «люди сгорели при депортации», но «об этой истории говорить и писать запрещено». В 1991 году военная прокуратура возбудила дело по факту массового убийства в Хайбахе, которое впоследствии прекратили в связи со смертью основных обвиняемых. Чеченцы где-то раздобыли полутораметровый портрет Гвишиани и сожгли его на месте расправы под барабанный бой.

Решение депортировать чеченцев и ингушей Президиум Верховного Совета СССР мотивировал тем, что «в период Великой Отечественной войны, особенно во время действий немецко-фашистских войск на Кавказе, многие чеченцы и ингуши изменили Родине, переходили на сторону фашистских оккупантов, вступали в ряды диверсантов и разведчиков, забрасываемых немцами в тыл Красной Армии, создавали по указке немцев вооруженные банды для борьбы против советской власти». По данным из докладной записки заместителя Берии Богдана Кобулова, из 30 тыс. 309 жителей Чечено-Ингушетии, подлежавших призыву в армию в 1941-1942 годах, уклонились от службы 16 тыс. 511 человек, из-за чего в республике пришлось объявить призыв добровольным и отказаться от планов формирования 114-й Чечено-Ингушской кавалерийской дивизии. С другой стороны, согласно данным, обнародованным российским историком Василием Филькиным, на фронтах Великой Отечественной войны сражались 28,5 тысяч чеченцев и ингушей (19,5 тысяч призванных или пошедших на фронт добровольцами плюс девять тысяч тех, кого война застала в армии), а по информации чеченского Общества ветеранов войны — даже 44 тысячи человек. На фронте погибли около 2300 чеченцев и ингушей. Одним из последних солдат Брестской крепости был по национальности ингуш.

Четверо стали Героями Советского Союза, а еще шестерым это звание присвоили задним числом после реабилитации репрессированных народов. При этом, по имеющимся данным, было заполнено около 40 представлений, но с февраля 1942 года действовало негласное указание «придерживать» наградные листы. Герой Советского Союза снайпер Абухаджи Идрисов уничтожил 349 военнослужащих противника, а другой Герой, Ханпаша Нурадилов, взял 12 «языков». Имена трех чеченцев и одного ингуша увековечены в Мемориальном комплексе защитников Брестской крепости. При этом исключений в 1944 году не сделали ни для кого. Часть вайнахов сняли с фронта немедленно, другим дали довоевать, но после войны всех неукоснительно отправили на поселение, в том числе подполковника Мавлиди Висаитова, который первым из старших советских офицеров приветствовал союзников на Эльбе и был награжден американским орденом. За годы войны на территорию Чечено-Ингушетии были сброшены восемь групп немецких парашютистов, общей численностью 77 человек, «большую часть» из которых, по утверждению НКВД-НКГБ, составляли завербованные местные жители.

В октябре 1941-го года в Шатойском, Итум-Калинском, Веденском, Чеберлоевском и Галанчожском районах вспыхнуло антисоветское восстание под предводительством Хасана Исраилова и Маирбека Шерипова, но направлено оно было, прежде всего, против колхозного строя. Прямых доказательств связи повстанцев с немецкой разведкой нет. По официальным советским данным, с начала войны до момента депортации в Чечено-Ингушетии были арестованы 1901 и убиты 973 «бандита». Под эгидой немецких спецслужб в Берлине действовала Партия кавказских борцов, в которую входили представители 11 народов Кавказа, провозглашавшая лозунг «борьбы с большевистским варварством и русским деспотизмом», и издавалась газета «Газават», но занимались этим в основном эмигранты периода Гражданской войны. По утверждению английского историка Николая Толстого, «в 1946 году на Западе находилось предположительно около 80 тысяч мусульман», но сколько среди них было именно чеченцев и ингушей, неизвестно. По имеющимся данным, американские и британские власти выдавали мусульман Кавказа, Поволжья и Средней Азии не так активно, как военнопленных и «власовцев» славянского происхождения.

Поведение чеченцев и ингушей не было чем-то исключительным. В общей сложности от 800 тысяч до миллиона советских граждан всех национальностей в годы войны служили немцам с оружием в руках. В любом случае, применение принципа коллективной ответственности и этнические чистки явились вопиющим нарушением прав человека. Депортация состоялась, когда вермахт уже был отброшен на сотни километров от Кавказа, и, таким образом, явилась не военной необходимостью, а актом наказания. По мнению историка Бориса Соколова, «Сталин давно планировал решить проблему непокорных кавказских народов, никогда по сути не признававших Советской власти, а война предоставила удобный повод для этого».

Читайте также:  Как работают Банки 30 апреля 2021 года в предпраздничный день перед 1 мая

Изгнание было объявлено вечным, но фактически продолжалось 13 лет. Переселенцы, включая детей, обязаны были еженедельно отмечаться в спецкомендатурах. За самовольное оставление места жительства полагалось 20 лет лагерей. Власти далеко не везде смогли обеспечить вновь прибывших продовольствием, работой и кровом. Сложно сказать, чего здесь было больше: жестокости по отношению к «предателям», или обычной неразберихи, неизбежной при скоропалительном и массовом переселении. 9 января 1957 года президиумы Верховных Советов СССР и РСФСР издали совместный указ об отмене высылки вайнахов и восстановлении Чечено-Ингушской автономной республики. К тому времени в Казахстане проживало около 315 тысяч, а в Киргизии — примерно 80 тысяч чеченцев и ингушей. Таким образом, численность вайнахов за годы изгнания сократилась примерно на 100 тысяч человек. Весной и летом 1957 года на родину вернулись около 140 тысяч человек, но их дома оказались заняты переселенными в Чечню и Ингушетию русскими и представителями других народов СССР, а Пригородный район Ингушетии был передан в состав Осетии.

Чеченцы и ингуши хотели жить именно в тех домах, которые принадлежали им до депортации. В августе 1958 года после убийства на бытовой почве в Грозном произошли межэтнические столкновения, в результате которых погибли два человека, 32 получили травмы и почти 60 были арестованы. Тем не менее, к весне 1959 года возвращение в основном состоялось. 14 ноября 1989 года и 26 апреля 1991 года были приняты законы СССР и РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», в основном дублировавшие друг друга. С одной стороны, они предусматривали «признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, а также на возмещение ущерба, причиненного государством». С другой стороны, указывалось, что «процесс реабилитации не должен ущемлять права и законные интересы граждан, проживающих в настоящее время на данных территориях». Трудноразрешимое противоречие привело к конфликтам, до конца не разрешенным и поныне.

Использованы следущие материалы:

  • ЧГНА. Ф.1. Оп.1. Д.1837. Л.4-5.
  • ГАРФ. Ф.Р-9401. Оп.2. Д.134. Л.176-180.
  • Пост. СМ СССР № 4367-1726сс от 24.XI.1948 г.
  • Выписка из протокола № 66 от 1948 г.
  • ГАРФ. Ф.Р-9479. Оп.1. Д.768. л.129.
  • ГАРФ. Ф.Р-9479. Оп.1. Д.111. Л.191об.
  • ГАРФ. Ф.Р-9401. Оп.2. Д.63. Л.311-313
  • ГАРФ. Ф.Р-9401. Оп.1. Д.2077-86. Л.15.
  • ГАРФ. Ф.Р-5446. Оп.47. Д.4356. Л.59-62.
  • ГАРФ. Ф.Р-9401. Оп.2. Д.64. Л.161.
  • ЧГНА. Ф.220. Оп.1. Д.26. Л.113.
  • ГАРФ. Ф.Р-9479. Оп.1. Д.182. Л.62,64.
  • ГАРФ. Ф.Р-9401. Оп.2. Д.64. Л.160
  • ГАРФ. Ф.Р-9401. Оп.2. Д.64. Л.166.
  • ГАРФ. Ф.9401. Оп.2. Д.64. Л.167.
  • РЦХИДНИ. Ф.644. Оп.1. Д.200. Л.13-15.
  • ГАРФ. Ф.Р-9478. Оп.1. Д.55. Л.13
  • ГАРФ. Ф.Р-9478. Оп.1. Д.55. Л.1-9.
  • ГАРФ. Ф-9478.
  • ГАРФ. Ф.Р-9478. Оп.1. Д.55. Л1-9
  • ГАРФ. Д.401. Оп.12. Д.127-09. Л.80
  • НАРЧ. Ф.1. Оп.1. Д.748. Л.15.
  • ГАРФ. Ф.Р-9478. Оп.1. Д.2. Л.3-4

Источник

Сталинская депортация чеченцев и ингушей. Реальные причины

Ингушская семья Газдиевых у тела умершей дочери. Казахстан, 1944 год

Депортация чеченцев и ингушей 23 февраля 1944 года стала в Советском Союзе самым массовым переселением народов, обвиненных в измене родине. Почти полмиллиона человек были погружены в вагоны для перевозки скота и выселены в северные районы Казахстана и Киргизии. Человеческие потери в период выселения превысили треть от всей численности чеченцев и ингушей. В 1957 году Коммунистическая партия СССР признала неправомерность обвинения целых народов в преступлениях, совершенных группой лиц, и Чечено-Ингушская АССР была восстановлена. Чеченцам и ингушам разрешили вернуться на свою историческую родину.

13 лет депортации остались в памяти не только самих выселенных, это тема и для их потомков остается на сегодня самой животрепещущей. В каждой семье из поколения в поколение передаются истории выживания, истории потерь родных и близких и горькая боль, которую депортированные испытывали по родине. Главный вопрос, на который так и не дан ответ: за что были выселены целые народы?

Сам указ президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 года «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории» гласил:

«В связи с тем, что в период Отечественной войны, особенно во время действий немецко-фашистских войск на Кавказе, многие чеченцы и ингуши изменили родине, переходили на сторону фашистских оккупантов, вступали в отряды диверсантов и разведчиков, забрасываемых немцами в тылы Красной армии, создавали по указке немцев вооруженные банды для борьбы против советской власти. президиум Верховного Совета СССР постановляет: всех чеченцев и ингушей, проживающих на территории Чечено-Ингушской АССР, а также прилегающих к ней районов переселить в другие районы СССР, а Чечено-Ингушскую АССР ликвидировать».

О реальных причинах и последствиях высылки чеченцев и ингушей в 1944 году историк Майрбек Вачагаев по просьбе редакции Кавказ.Реалии спросил ведущего научного сотрудника Института географии РАН, профессора Павла Поляна и доктора исторических наук, главного научного сотрудника Академии наук Чечни Аббаса Осмаева.

Сталинская депортация чеченцев и ингушей 23 февраля 1944 года. Причины и последствия | Подкаст

пожалуйста, подождите

Сталинская депортация чеченцев и ингушей 23 февраля 1944 года. Причины и последствия | Подкаст «Хроника Кавказа с Вачагаевым»

No media source currently available

Народы наказывали превентивно

– Павел Маркович, если говорить об указе президиума Верховного Совета СССР, насколько соответствует действительности формулировка «многие чеченцы и ингуши изменили родине»?

– О коллаборационизме и речи быть не могло, потому что оккупированной территория Чечено-Ингушской АССР не была. Единственное исключение – часть города Малгобек, который сейчас в Ингушетии. То есть в ситуации, когда какая-то территория была оккупирована и та или иная степень готовности или радости к сотрудничеству с оккупационной властью, преступной, немецкой, агрессорской, просто не могла быть проявлена. Оккупации не было.

В этом смысле депортация чеченцев и ингушей – случай, когда это не есть депортация-возмездие, как, допустим, можно говорить о карачаевцах, как можно говорить о крымских татарах, как можно говорить о калмыках со всеми оговорками, даже о балкарцах, поскольку территории, где они проживали, находились в оккупационной зоне. Этого никак нельзя сказать о территории Чечено-Ингушетии, и поэтому тут есть такая странная смесь: возмездие за то, чего не было. Поскольку [власти СССР] предполагали, что немцы пройдут дальше, им хотелось депортировать целый огромный этнос, расселенный, кстати, не только на территории Чечено-Ингушетии, но и на территории Дагестана.

Картина о депортации, Аух, Дагестан

Это была устойчивая внутренняя политика Сталина во время войны – политика тотальных депортаций этнических групп. Народы наказывали, но наказывали или превентивно – до того как они что бы то ни было могли сделать, или же в порядке возмездия после того, как они что-то сделали. При этом я хочу подчеркнуть, что это в кавычках: «могли сделать», «сделали».

Ничего преступного народы не совершали. Если кто-то что-то и делал, это были индивидуальные случаи или какие-то группы, причем необязательно огромные, а составляющие очень малую часть населения соответствующих этносов. Поэтому вот такое приписывание коллективной вины целому этносу за те или иные реальные или мифические проступки, преступления, нарушения закона, сделанные какими-то отдельными представителями, совершенно неправомерно. Оправдания этому не может быть.

О какой-то повышенной готовности чеченцев быть союзниками наступающего Третьего рейха тоже говорить не приходится. Потому что те данные, которым мы располагаем, они отнюдь не выделяют чеченцев на фоне других северокавказских народов, в том числе и осетин, кабардинцев, дагестанцев. И уж тем более чеченцы в этом плане не выделяются на фоне всего Советского Союза. Тут нет какого-то лидерства именно вайнахов, ни в коем случае.

В этом решении сталинской администрации была, конечно, историческая память о том, что чеченцы конфликтный, непокорный, свободолюбивый народ, в поведении которого нельзя быть уверенным. Были повстанческие движения, действительно, было то, что называлось бандформированиями на языке советской власти. И действительно, у части этих бандформирований были планы стать частью Третьего рейха или иметь его в союзниках. Но сказать, что это хоть как-то характеризовало намерение всех чеченцев, проживавших в Чечено-Ингушской АССР, категорически нельзя. Это преступно!

Сама операция по депортации чеченцев и ингушей была совершенно особенной для тех, кто ее осуществлял. Я уже не говорю о том просто феерически большом количестве сил, которые были задействованы на депортацию чеченцев и ингушей. Ведь это же фактически несколько дивизий, и это же во время войны! Идут бои на западном фронте, а 120 тысяч человек занимаются депортацией почти полумиллиона чеченцев и ингушей. То есть по одному депортирующему на четыре депортируемых.

Такой пропорции не было ни в одном другом случае. То есть власти ожидали – и не без оснований – сопротивления иной степени интенсивности, чем при депортации других народов. И это сопротивление было. Многие чеченцы и ингуши избежали депортации, с оружием в руках вплоть до 1953 года, когда умер Иосиф Сталин, они продолжали неподчиненную советской власти жизнь.

Второе – это то, как депортация была осуществлена. Превентивной она могла бы быть в 1943 году, но в 1944 году уже прошел год, как немцев отогнали [от границ Чечено-Ингушской АССР ]. Депортация началась 23 февраля, а подготовка к ней, причем со всеми признаками спецоперации, признаками маскировки под «отдых красноармейцев», хотя это были не красноармейцы, а сотрудники НКВД, – это же началось в январе 1944 года и даже за месяц до этого.

То есть степень серьезности отношения сталинского НКВД в подготовке именно этой операции была на порядок – именно на порядок – выше, чем в случае других наказанных контингентов, а их было очень много.

Аух, Дагестан. Памятная акция, посвященная годовщине депортации, фото из архива

Что меня еще поражает, так это готовность советских властей приблизиться к методам геноцида. Я имею в виду Хайбах. Не все документы нам доступны, но те, которые доступны, они четко говорят, что перед расстрелами во время депортации. перед этим не останавливались чекисты. Поражает готовность перейти от бесчеловечных, но не претендующих на физическое уничтожение мер – к уничтожению людей. Ни в каких других случаях этого не встречалось. Все это элементы, которые являются частью этой преступной, еще раз подчеркиваю – преступной, репрессивной сталинской политики по депортации населения.

Читайте также:  Посадка тюльпанов весной в грунт

В своем ложном понимании Сталин имел в виду, что, если он переместит людей с одного места на другое, это решит какие-то проблемы в том месте, где они жили. И это якобы создаст предпосылки для развития тех мест, куда их переселяют. То есть экономическая составляющая тоже закладывалась. Территории-то остаются, они экономически значимы, поэтому возникает необходимость заселить эти территории соседями.

При этом должен сказать, что брутальность вот этих переселенческих кампаний была ничуть не меньшей, а иногда даже большей – в случае, например, с лакцами, которых переселили в бывший Ауховский район Дагестана, ставший потом Новолакским. Для этого переселения чекисты просто стирали аулы с лица земли. То есть насилие было ничуть не меньшим, чем при депортации самих чеченцев и ингушей.

Источник

День депортации чеченцев и ингушей

Истинная причина депортации чеченцев и ингушей

Оригинал взят у dgz в Истинная причина депортации чеченцев и ингушей О факте депортации чеченцев и ингушей известно практически всем, но истинную причину этого переселения знают немногие.

Дело в том, что ещё с января 1940 года в Чечено-Ингушской АССР действовала подпольная организация Хасана Исраилова, ставившая своей целью отторжение от СССР Северного Кавказа и создание на его территории федерации государство всех горских народов Кавказа, кроме осетин. Последних, как, впрочем и русских, проживающих в регионе, по мысли Исраилова и его сподвижников следовало поголовно уничтожить. Сам Хасан Исраилов был членом ВКП(б)и в свой время закончил Коммунистический университет трудящихся Востока имени И. В. Сталина.

Свою политическую деятельность Исраилов начал в 1937 году с доноса на руководство Чечено-Ингушской республики. Первоначально Исраилов и восемь его сподвижников сами попали в тюрьму за клевету, но вскоре сменилось местное руководство НКВД, Исраилова, Авторханова, Мамакаева и других его его единомышленников отпустили, а на их место посадили тех, на кого они написали донос.

Однако на этом Исраилов не успокоился. В тот период, когда англичане готовили нападение на СССР (подробнее смотрите про это в статье «Как Англия любила Россию»), он создаёт подпольную организацию с целью поднять восстание против Советской власти в тот момент, когда англичане высадятся в Баку, Дербенте, Поти и Сухуме. Однако английские агенты потребовали от Исраилова начать самостоятельные действия ещё до нападения англичан на СССР. По заданию из Лондона Исраилов со своей бандой должны были напасть на грозненские нефтепромыслы и вывести их из строя с тем, чтобы создать недостаток горючего в частях Красной Армии, сражающихся в Финляндии.

Операция была назначена на 28 января 1940 года. Сейчас в чеченской мифологии этот бандитский рейд возведён в ранг национального восстания. На самом же деле была лишь попытка поджечь нефтехранилище, отбитая охраной объекта. Исраилов же с остатками своей банды перешёл на нелегальное положение – отсиживаясь в горных аулах, бандиты в целях самоснабжения время от времени нападали на продовольственные магазины.

Однако с началом войны внешнеполитическая ориентация Исраилова резко изменилась — теперь он начал надеяться на помощь немцев. Представители Исраилова перешли линию фронта и вручили представителю немецкой разведки письмо своего руководителя. С немецкой стороны Исраилова стала курировать военная разведка. Куратором же выступал полковник Осман Губе.

Этот человек, аварец по национальности, родился в Буйнакском районе Дагестана, служил в Дагестанском полку Кавказской туземной дивизии. В 1919 г. присоединился к армии генерала Деникина, в 1921 г. эмигрировал из Грузии в Трапезунд, а затем в Стамбул. В 1938 году Губе поступил на службу в Абвер, и с началом войны ему пообещали должность начальника «политической милиции» Северного Кавказа.

В Чечню были направлены немецкие десантники В числе которых был и сам Губе, и в лесах Шалинского района заработал немецкий радиопередатчик, осуществлявший связь немцев с повстанцами. Первым мероприятием повстанцев стала попытка срыва мобилизации в Чечено-Ингушетии. За вторую половину 1941 г. число дезертиров составило 12 тыс. 365 чел., уклонившихся от призыва – 1093. Во время первой мобилизации чеченцев и ингушей в РККА в 1941 году планировалось сформировать из их состава кавалерийскую дивизию, однако при ее комплектовании удалось призвать лишь 50% (4247 человек) от имевшегося призывного контингента, а 850 человек из уже набранных по прибытии на фронт тут же перешли к пролтивнику.

Через два года после своего первого рейда – 28 января 1942 года Исраилов организовывает ОПКБ – «Особую партию кавказских братьев», ставящую своей целью «создание на Кавказе свободной братской Федеративной республики государств братских народов Кавказа по мандату Германской империи». Позднее эту партию он переименовывает в «Национал-социалистическую партию кавказских братьев». В феврале 1942 года, когда гитлеровцы заняли Таганрог, сподвижником Исраилова бывшим председателем Леспромсовета Чечено-Ингушской АССР Майрбеком Шериповым было поднято восстание в аулах Шатой и Итум-Кале. Аулы были вскоре освобождены, но часть повстанцев ушли в горы, откуда проводили партизанские вылазки. Так, 6 июня 1942 года около 17 часов в Шатойском районе группа вооруженных бандитов по дороге в горы залпом обстреляла грузовую автомашину с ехавшими красноармейцами. Из числа ехавших на автомашине 14 человек трое были убиты, а двое ранены. Бандиты скрылись в горах. 17 августа банда Маирбека Шерипова фактически разгромила райцентр Шароевского района.

Для того, чтобы не допустить захвата бандитами объектов нефтедобычи и нефтепереработки, в республику пришлось ввести одну дивизию НКВД, а также в самый тяжелый период Битвы за Кавказ снимать с фронта воинские части РККА.

Однако выловить и обезвредить банды долго не удавалось – кем-то предупреждённые бандиты избегали засад и выводили свои подразделения из-под ударов. И наоборот, объекты, на которые совершались нападения, часто оставались без охраны. Так, перед тем самым нападением на райцентр Шароевского района из райцентра были выведены опергруппа и войсковое подразделение НКВД, которые предназначались для охраны райцентра. Впоследствии выяснилось, что бандитам покровительствовал начальник отдела по борьбе с бандитизмом ЧИ АССР подполковник ГБ Алиев.

Тем не менее, 7 ноября 1942 года, на 504-й день войны, когда гитлеровские войска в Сталинграде пытались прорвать нашу оборону в районе Глубокая балка между заводами «Красный Октябрь» и «Баррикады», в Чечено-Ингушетии силами войск НКВД при поддержке отдельных частей 4-го Кубанского кавалерийского корпуса была проведена спецоперация по ликвидации бандформирований. В бою был убит Майрбек Шерипов, а Губе был пойман в ночь на 12 января 1943 года в районе села Акки-Юрт.

Однако бандитские вылазки продолжались. Продолжались они благодаря поддержке бандитов местным населением и местным начальством. Несмотря на то, что с 22 июня 1941 года по 23 февраля 1944 года в Чечено-Ингуштии было убито 3078 участников бандформирований и взято в плен 1715 человек, было ясно, что пока бандитам кто-то даёт пищу и кров, победить бандитизм будет невозможно. Именно поэтому 31 января 1944 года было принято постановление ГКО СССР № 5073 об упразднении Чечено-Ингушской АССР и депортации её населения в Среднюю Азию и Казахстан.

23 февраля 1944 началась операция «Чечевица», в ходе которой из Чечено-Ингушении было отправлено 180 эшелонов по 65 вагонов в каждом с общим количеством переселяемых 493 269 человек. Было изъято 20 072 единицы огнестрельного оружия. При оказании сопротивления были убиты 780 чеченцев и ингушей, а 2016 были арестованы за хранение оружия и антисоветской литературы.

В горах сумели скрыться 6544 человека. Но многие из них вскоре спустились с гор и сдались. Сам Исраилов был смертельно ранен в бою 15 декабря 1944 года.

Источник



Депортация чеченцев и ингушей

Депортация чеченцев и ингушей (1944)

Депортация чеченцев и ингушей (операция «Чечевица») — насильственная депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР в Среднюю Азию и Казахстан в период с 23 февраля по 9 марта 1944 года

Содержание

Причины депортации

31 января 1944 года было принято постановление ГКО СССР N 5073 об упразднении Чечено-Ингушской АССР и депортации её населения в Среднюю Азию и Казахстан «за пособничество фашистским оккупантам».

Вероятнее всего, такое утверждение было вызвано восстанием Хасана Исраилова, начавшимся ещё в 1940 г.

Мощной подпольной организацией, разоблаченной органами госбезопасности в период Великой Отечественной войны, была Национал-социалистическая партия кавказских братьев (НСПКБ). Возглавлял националистические силы, на основе которых и была создана данная структура, Хасан Исраилов, член ВКП(б), окончивший Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ) в Москве, до перехода на нелегальное положение работавший адвокатом в Шатойском районе.

Зарождение НСПКБ относится к середине 1941 г., когда Исраилов перешел на нелегальное положение и начал сколачивать повстанческие элементы для вооруженной борьбы с советской властью. Он разработал программу и устав организации, положив в их основу цель — свержение советской власти и установление фашистского режима на Кавказе. Как было установлено, из Германии через Турцию и из Поволжья с территории немецкой автономной республики в ЧИ АССР германским абвером было заброшено в период март- июнь 1941г. около 10 агентов-инструкторов, с помощью которых НСПКБ готовило крупное вооруженное выступление осенью 1941 г.

НСПКБ была построена по принципу вооруженных отрядов, а по существу политбанд, действия которых распространялись на определенный район или несколько населенных пунктов. Основным звеном организации были «аулкомы» или «тройки», проводившие антигосударственную и повстанческую работу на местах. К ноябрю 1941 года относится возникновение Чечено-Горской национал-социалистической подпольной организации (ЧГНСПО), что связано с предательством и переходом на нелегальное положение Майрбека Шерипова, члена ВКП(б), работавшего председателем Леспромсовета ЧИ АССР, состоявшего в агентурном аппарате органов госбезопасности. На нелегальное положение он перешел летом 1941 года, объяснив своим приверженцам эти действия так: „. мой брат Асламбек в 1917 году предвидел свержение царя, поэтому стал бороться на стороне большевиков, я тоже знаю, что советской власти пришел конец, поэтому хочу идти навстречу Германии“. Шерипов написал программу, отражавшую идеологию, цели и задачи руководимой им организации.
.
Очень эффективной была деятельность враждебных сил, в том числе ЧГНСПО и НСПКБ, направленная на срыв мобилизации.
Во время первой мобилизации чеченцев и ингушей в РККА в 1941 году планировалось сформировать из их состава кавалерийскую дивизию, однако при ее комплектовании удалось призвать лишь 50% (4247 человек) от имевшегося призывного контингента. Остальные уклонились от призыва.
С 17 по 25 марта 1942 года проводилась вторая мобилизация. В ходе ее проведения призыву подлежало 14 577 человек. Призвать же удалось только 4395 человек. Общая численность дезертиров и уклонившихся от призыва составила к этому времени уже 13500 человек.
В связи с этим в апреле 1942 года приказом НКО СССР призыв чеченцев и ингушей в армию был отменен (призыв на военную службу представителей этих национальностей в довоенное время был начат только в 1939 году).

Читайте также:  Государственные общереспубликанские религиозные праздники праздничные дни и памятные даты Республики Беларусь 2021 год

В 1943 году по ходатайству партийных и общественных организаций ЧИ АССР наркомат обороны разрешил призвать в действующую армию 3000 добровольцев из числа партийно-советского и комсомольского актива. Однако и из числа добровольцев значительная часть дезертировала. Число дезертиров из этого призыва вскоре достигло 1870 человек [1] .

C 22 июня 1941 года по 23 февраля 1944 года (начало депортации вайнахов в Казахстан) было убито 3078 участников бандформирований, арестовано 1715 человек, изъято более 18 000 единиц огнестрельного оружия. По другим данным, с начала войны до января 1944 года в республике было ликвидировано 55 банд, убито 973 их участников, арестованы 1901 человек. На учёте НКВД на территории Чечено-Ингушетии состояло 150-200 бандформирований численностью в 2-3 тысячи человек (примерно 0,5% населения). [2]

При этом многие чеченцы и ингуши доблестно воевали в составе РККА, 2300 чеченцев и ингушей погибли на фронте. В героической обороне Брестской крепости, участвовали, по разным данным, от 250 до 400 выходцев из Чечено-Ингушетии, в частности 255-й Чечено-ингушский полк и отдельный кавалерийский дивизион. Одним из последних защитников Брестской крепости был Магомед Узуев, но лишь в 1996 году ему посмертно было присвоено звание Героя Российской Федерации. В Бресте воевал и брат Магомеда Виса Узуев.

Снайпер сержант Абухаджи Идрисов уничтожил 349 немецких солдат и офицеров, ему было присвоено звание Герой Советского Союза. В апреле 1943 года звание Героя Советского Союза посмертно было присвоено Ханпаше Нурадилову, который уничтожил 920 солдат и офицеров противника, захватил 7 пулемётов противника и лично взял в плен 12 немецких военнослужащих. Всего за годы войны 10 чеченцев и ингушей стали Героями Советского Союза. [2]

Солдатом, встретившим американцев на Эльбе и получившим медаль США «Пурпурное сердце», был чеченец Мовлид Висаитов. [3]

Операция «Чечевица»

31 января 1944 года принято постановление ГКО СССР № 5073 об упразднении Чечено-Ингушской АССР и депортации её населения в Среднюю Азию и Казахстан «за пособничество фашистским оккупантам». ЧИАССР упразднена, из ее состава в Дагестанскую АССР переданы 4 района, в Северо-Осетинскую АССР — один район, на остальной территории образована Грозненская область

29 января 1944 года нарком внутренних дел СССР Лаврентий Берия утвердил «Инструкцию о порядке проведения выселения чеченцев и ингушей» [4] , а 31 января вышло постановление Государственного Комитета Обороны о депортации чеченцев и ингушей в Казахскую и Киргизскую ССР [5] . 20 февраля вместе с И.А. Серовым, Б.З. Кобуловым и С.С. Мамуловым, Берия прибыл в Грозный и лично руководил операцией, в которой были задействованы до 19 тыс. оперативных работников НКВД, НКГБ и «СМЕРШ», а также около 100 тыс. офицеров и бойцов войск НКВД, стянутых со всей страны для участия в «учениях в горной местности» [6] . 21 февраля он издал приказ по НКВД о депортации чечено-ингушского населения [4] . На следующий день он встретился с руководством республики и высшими духовными лидерами, предупредил их об операции и предложил провести необходимую работу среди населения [6] . Об этом Берия докладывал Сталину

Было доложено председателю СНК Чечено-Ингушской АССР Моллаеву о решении правительства о выселении чеченцев и ингушей и о мотивах, которые легли в основу этого решения.
Молаев после моего сообщения прослезился, но взял себя в руки и обещал выполнить все задания, которые ему будут даны в связи с выселением. Затем в Грозном вместе с ним были намечены и созваны 9 руководящих работников из чеченцев и ингушей, которым и было объявлено о ходе выселения чеченцев и ингушей и причинах выселения.
. 40 республиканских партийных и советских работников из чеченцев и ингушей нами прикреплены к 24 районам с задачей подобрать из местного актива по каждому населённому пункту 2-3 человека для агитации.
Была проведена беседа с наиболее влиятельными в Чечено-Ингушетии высшими духовными лицами Б.Арсановым, А.-Г. Яндаровым и А.Гайсумовым, они призывались оказать помощь через мулл и других местных авторитетов [7] .

Депортация и отправка эшелонов в пункты назначения началась 23 февраля 1944 года в 02:00 по местному времени и завершилась 9 марта того же года. Операция началась по кодовому слову «Пантера», которое было передано по радио.

Депортация сопровождалась немногочисленными попытками бегства в горы или неподчинением со стороны местного населения. Сообщалось также о «ряде безобразных фактов нарушения революционной законности, самочинных расстрелах над оставшимися после переселения чеченками-старухами, больными, калеками, которые не могли следовать». Согласно документам, в одном из селений были убиты три человека, в том числе восьмилетний мальчик, в другом — «пять женщин-старух», в третьем — «по неуточненным данным» «самочинный расстрел больных и калек до 60 человек». Есть также неподтверждённые сведения о сожжении заживо до 700 человек в ауле Хайбах в Галанчожском районе. [2]

Было отправлено 180 эшелонов с общим количеством переселяемых 493 269 человек. В пути следования родилось 56 младенцев, умерло 1272 человека. В лечебные учреждения направлено 285 больных. Последним был отправлен эшелон из пассажирских вагонов с бывшими руководящими работниками и религиозными лидерами Чечено-Ингушетии, которые использовались при операции. [2]

По официальным данным в ходе операции были убиты 780 человек, арестовано 2016 «антисоветского элемента», изъято более 20 тыс. единиц огнестрельного оружия, в том числе 4868 винтовок, 479 пулемётов и автоматов. Скрыться в горах сумели 6544 человека [8] .

Всего к 9 марта было принято для конвоирования и отправлено 180 эшелонов по 65 вагонов в каждом, с общим количеством переселяемых 493 269 человек (то есть в среднем по 2740 человек на эшелон) [9] . По официальным советским данным из Чечено-Ингушской АССР было насильственно выселено более 496 тысяч человек — представителей вайнахской народности, в том числе в Казахскую ССР — 411 тысяч человек (85 тысяч семей) и в Киргизскую ССР — 85,5 тысячи человек (20 тысяч семей) [10] . По другим данным, число депортированных составляло более 650 тыс. человек [11]

Последствия

Ближайшим последствием переселения чеченцев и ингушей стало значительное сокращение численности обоих депортированных народов в первые годы ссылки. Помимо того, что адаптация в местах расселения в любом случае была тяжёлым процессом, потери среди чеченцев и ингушей дополнительно возросли из-за двух обстоятельств: во-первых, трудностей военного времени, во-вторых, того, что основная масса чеченцев и ингушей на родине занималась сельским хозяйством, удельный вес квалифицированных специалистов, которые могли бы быть востребованы в местах ссылки, был невелик (по данных на март 1949 года, 63,5 % взрослых чеченцев и ингушей спецпоселенцев были неграмотны, против 11,1 % у немцев) [12] . Если переселенцы не находили себе работу в аграрном секторе, шансы их на выживание в ссылке оказывались небольшими.

Данные о рождаемости и смертности среди чечено-ингушского контингента отсутствуют, однако известны показатели в целом по депортированным народам Северного Кавказа (чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы). Всего с момента вселения и до 1 октября 1948 года в ссылке родилось 28 120, а умерло 146 892. По отдельным годам показатели рождаемости и смертности выглядели следующим образом: [13]

Год Родилось Умерло Прирост (убыль)
1945 2230 44 652 −42 422
1946 4971 15 634 −10 663
1947 7204 10 849 −3645
1948 10 348 15 182 −4834
1949 13 831 10 252 +3579
1950 14 973 8334 +6639

Учитывая, что на момент прибытия в ссылку чеченцы и ингуши составляли 81,6 % депортированного северокавказского контингента, общую смертность среди этих народов можно оценить примерно в 120 тыс. человек. С учётом «ординарной» смертности, потери от депортации (сверхсмертность), по-видимому, могут быть оценены приблизительно в 90—100 тыс. человек. Это составило около 20 % первоначальной численности депортированных.

C 1939 по 1959 год численность чеченцев в СССР возросла всего на 2,6 % (с 407 968 до 418 756 человек), численность ингушей — на 15,0 % (с 92 120 до 105 980 человек). Основным фактором столь низкого прироста стали тяжёлые потери в период ссылки. Однако во второй половине XX века благодаря традиционно высокой рождаемости чеченцы и ингуши смогли преодолеть последствия этой демографической катастрофы. С 1959 по 1989 годы численность чеченцев возросла в 2,3 раза, ингушей — в 2,2 раза.

К 1 января 1945 года на спецпоселении насчитывалось 440 544 чеченца и ингуша, к началу 1949 года их численность сократилась до 365 173 человек [14] . С 1949 года процесс адаптации к условиям жизни на спецпоселении в основном завершился, рождаемость стала превышать смертность, вследствие чего стала увеличиваться и численность контингента. На начало 1953 года на учёте спецкомендатур состояло 316 717 чеченцев и 83 518 ингушей. Распределение их по регионам СССР на этот момент выглядело следующим образом [15] :

Источник