Ночь улица фонарь аптека два грузина
Ночь улица фонарь аптека два грузина

Ночь улица фонарь аптека два грузина

Та самая аптека, улица, фонарь. Настоящая аптека из стихотворения Блока

Благодаря одной рекламе, покорившей телезрителей в середине нулевых годов, практически каждый житель нашей страны знает главные строчки двух четверостиший Блока:

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи ещё хоть четверть века –
Всё будет так. Исхода нет.

Умрешь – начнешь опять сначала,
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

Но мало кто знает, что в Петербурге и правда существует та самая аптека, на той самой улице, рядом с тем самым фонарем. Осталось сюда только прийти ночью.

Почему ночью? Произведение Блока хоть и признано современниками вершиной его творческого искусства, но будем честны, в первую очередь было заказухой, направленной на предотвращение серии самоубийств, волной прокатившихся по дореволюционному Петербургу, и как сейчас топовые блогеры писали о «Синих китах», так тогда на выручку пришел Александр Александрович. Почему именно образ аптеки? Потому что в те годы первую помощь при несчастных случаях и неудавшихся попытках самоубийства оказывали именно там, а разве мог кто-то лучше описать боль, страдания и цикличность как вечно больной и мнительный Блок?

Многие ошибочно принимают за «ту самую» другую, не менее важную аптеку для поэта. Находилась она по адресу Декабристов, 57, сразу по соседству с бывшим домом автора. Туда он постоянно ходил за своими лекарствами и ее образ он описал в другом произведении, также посвященному проблемам самоубийств — «Пляски смерти»:

Пустая улица. Один огонь в окне.
Еврей-аптекарь охает во сне.

А перед шкапом с надписью Venena,
Хозяйственно согнув скрипучие колена,

Скелет, до глаз закутанный плащом,
Чего-то ищет, скалясь черным ртом.

Нашел. Но ненароком чем-то звякнул,
И череп повернул. Аптекарь крякнул,

Привстал — и на другой свалился бок.
А гость меж тем — заветный пузырек

Сует из-под плаща двум женщинам безносым
На улице, под фонарем белёсым.

Сейчас торопливый читатель крикнет: «Слава, хватит нам про другую аптеку писать! Хотим про ту!». Так вот первого октября после разгоревшейся семейной драмы Блок вышел прогуляться, выйдя из дома, ноги понесли его в другую сторону, не привычным маршрутом, а к Мариинскому. Там возле всемирно известного театра он и спас собравшегося топиться матроса, которого вытащил из канала и довел до ближайшей аптеки. Современники и очевидцы поговаривают, что этот случай подтолкнул поэта на сочинение своего произведения, а возможно в тот момент ему в голову пришли и некоторые строки будущего хита.

В те годы это была новая, еще пахнущая деревом аптека Ново-Мариинская, расположенная в доме под номером двадцать семь на Офицерской улице (ныне Декабристов), вот она то и стала главным героем бессмертного произведения. Согласно «Российскому медицинскому списку» была открыта в 1910 году, и ее владельцем был Яков Мандельштам, предвижу ваш вопрос, но вроде не родственник, а вот «ледяная рябь канала» относится к расположенному рядом Крюкову каналу. Прошло больше века, хозяин у этой аптеки сменился, а вот дом остался, да и аптека в нем есть, и вот почему-то хочется голосом Крамарова крикнуть: «А вот оно — дерево». Хотя вернее будет так: «а вот и он — фонарь»!

Читайте также:  Этой ночью я умру послушать

Хотел бы уже закончить пост, но надо обязательно упомянуть и другие строки, опять посвященные той самой аптеке. Заветную память потомкам оставила Анна Ахматова, написав произведение, которое в последствии стало своеобразным поэтическим памятником Александру Блоку и воспетому им фармацевтическому заведению:

Он прав — опять фонарь, аптека,
Нева, безмолвие, гранит.
Как памятник началу века,
Там этот человек стоит —
Когда он Пушкинскому Дому,
Прощаясь, помахал рукой
И принял смертную истому
Как незаслуженный покой.

Еще у меня есть новый и поэтому унылый чат в телеграмм, который с вашей помощью может стать намного позитивнее. Присоединяйтесь! Там со мной можно обсудить многое.

Источник

Ночь, улица, фонарь, аптека.

Петр Евсегнеев ОДИН ТОВАРИЩ ПРИСЛАЛ СВОИ ВИРШИ:
«Ночь, улица, фонарь, аптека.
Я покупаю вазелин.
За мной стоят два человека —
Армян и сумрачный грузин.
Подьездной двери скрип пружины,
И повторится все как встарь —
Пустая банка вазелина,
Аптека, улица, фонарь. «

САми понимаете, пройти мимо таких стихов и не отметиться хотя бы виршами, душа не позволяет. И хотя я не пишу стихи (бог не дал таланта с детства, да и после Пушкина и Есенина лучше не стоит даже браться), но рискнул ответить.
НОЧЬ, УЛИЦА, ФОНАРЬ, АПТЕКА.
Я ПОКУПАЮ ВАЗЕЛИН.
ЗА МНОЙ СТОЯТ ДВА ЧЕЛОВЕКА —
АРМЯН И СУМРАЧНЫЙ ГРУЗИН.
ПОДЬЕЗДНОЙ ДВЕРИ СКРИП ПРУЖИНЫ,
И ПОВТОРИТСЯ ВСЕ КАК ВСТАРЬ —
ПУСТАЯ БАНКА ВАЗЕЛИНА,
АПТЕКА, УЛИЦА, ФОНАРЬ.
И ПОВТОРИТСЯ ВСЕ, КАК ВСТАРЬ —
И ДИКИЙ КРИК РАСПЯТОГО ГРУЗИНА,
И РЯДОМ ТОРС КРУТОГО АРМЯНИНА.
А ДАЛЬШЕ — СУД, СИБИРЬ, РВАНИНА,
ВЕДЬ СКАЗАНО ДАВНО НЕ ЗРЯ —
НЕЛЬЗЯ ВАМ ТРОГАТЬ АРМЯНИНА,
С ШИРОКОЙ ГРУДЬЮ ОСЕТИНА,
С КАРПАТСКИХ ГОР ПРИБЫВШЕГО РУСИНА,
А С РУССКОЙ СТОРОНЫ ЛЮБОГО СЛАВЯНИНА.

«НЕЛЬЗЯ ВАМ ТРОГАТЬ АРМЯНИНА» — это правильно.

Григорий, просто РИФМА — грузина, армянина, осетина!

Григорий Аванесов 03.04.2019 11:14 Заявить о нарушении Оказывается МИД РФ Лавров — Калантарян!
И его дурак стесняется?
На Урале в 1980 году служил со мной старший лейтенант
Гриша Вирабян. Его жена (вот такая мощная) никогда в очередях в
магазин не стояла — Гриша пойдет и поможет разгрузить машину с продуктами. ОН меня жизни учил, но я не мог себя тогда переломить. Гриша мечтал уехать в Ереван и там стань полковником! ВПОЛНЕ ВОЗМОЖНО — стал же лейтенант-азер в Баку генерал-лейтенантом, а прапорщик Каркарашвили стал министром обороны Грузии.
МЫ над ними в СССР подшучивали, а они вон какие талантливые оказались в 90-е.

Читайте также:  Когда ночью во сне кто то душит что это за явление

Григорий Аванесов 04.04.2019 00:07 Заявить о нарушении В армии при Брежневе мы не различали национальность, всех делили на русских и нерусских. Я урывался когда узкоглазый казах Кинешбек Утурович орал на таджика Умара :»Ты, чурка с глазами! Тебе только ишаков можно доверить пасти!»

Петр Евсегнеев 04.04.2019 00:34 Заявить о нарушении В царской армии делили: православные, мусульмане, евреи.

Источник

Ночь улица фонарь аптека два грузина

Влад Некрасов запись закреплена

Ночь. Улица. Фонарь. Аптека. Я покупаю вазелин
За мной стоят два человека: армян и сумрачный грузин.
Вот скрипнула в подъезд пружина И повторилось все, как встарь:
Пустая банка вазелина, аптека, улица, "фонарь".

Вриант 1
Ночь. Улица. Фонарь. Аптека.
Я покупаю вазелин.
Со мной еще два человека:
Один армян, другой грузин.

Дойду до темного подъезда
И повторится все как встарь —

Пустая банка вазелина,
Аптека, улица, фонарь.

Вариант 2
Ночь, улица, фонарь, аптека,
Я покупаю вазелин.
За мной стоят 2 человека:
Армян и сумрачный грузин.

Уйдешь — придешь опять сначала.
И повторится все, как встарь:
Пустая банка вазелина,
Аптека, улица, фонарь.

Вариант 3
ночь. улица. фонарь. аптека.
я покупаю вазелин.
со мной еще два человека.
один-армян, другой — грузин.

и тихо скрипнет дверь подъезда.
и повторится все как встарь.
пустая банка вазелина.
аптека. улица. фонарь.

Вариант 4
Ночь,улица,фонарь,аптека.
Он покупает вазелин.
За мной 2 странных человека.
Армян и сумрачный грузин.

И скрипнула в подъезд пружина.
И повторится все как встарь.
Пустая банка вазелина.

Ночь, улица, фонарь, аптека,Бессмысленный и тусклый свет.Живи еще хоть четверть века -Все будет так. Исхода нет.Умрешь — начнешь опять сначалаИ повторится все, как встарь:Ночь, ледяная рябь канала,Аптека, улица, фонарь.

Источник



Ночь улица фонарь аптека два грузина

« . Аптека — Улица — Фонарь . » на Яндекс.Фотках
Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи еще хоть четверть века —
Все будет так. Исхода нет.

Умрешь — начнешь опять сначала
И повторится все, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

10 октября 1912 — Александр Блок.

Ночь.Улица.Фонарь.Аптека.
Я покупаю вазелин.
Со мной еще два человека
Один армян, другой грузин.


Ночь, улица, фонарь, аптека,
Злой, как голодный папуас,
С лицом дебильного ацтека
Я брёл, отвергнутый, от Вас.

О безопасном сексе

Ночь, улица, фонарь. В аптеке
Опять презервативов нет.
Девицу тащит с дискотеки
Домой подвыпивший поэт.

Он в настроении прекрасном,
Младая кровь его бурлит.
Увы, о сексе безопасном
Совсем не думает пиит.

И в холостяцкой комнатушке,
Соседям не давая спать,
Однообразно и натужно
Всю ночь скрипит его кровать.

А утром выходя из дома,
Опять он свеж и полон сил,
Читает стих своей знакомой,
Дает ей деньги на такси.

Он вскоре знаменитым станет,
Мечту в реальность воплотив.
Ах,если бы в его кармане
В тот вечер был презерватив.

Он через год умрет от СПИДа-
Задумчив, истощен и тих.
Так и не стал он знаменитым,
Не написал свой лучший стих.

Забыл о безопасном сексе
Он под влиянием вина,
Судьбе коварной выдал вексель
И заплатил за все сполна.

Мораль: о сексе безопасном
Не забывай, мой юный друг:
Держи презерватив в запасе
(А лучше- два) в кармане брюк.

Ночь. Улица. Фонарь. Аптека.
— Есть закурить? – спросил у человека.
— Нет сигарет, есть только деньги и мобильный. На, возьми.
— Я не могу. Ведь ты же личность. Извини.
— Какая личность? Лох я. Неформал. Сорви очки, втопчи их в грязь ногами!
— О, сударь, полноте! Всего лишь закурить хотел я, а не драться с вами.
— Нет, бей меня, подонок лысый! Бей кулаками, оземь головою!
— Вы мне не сделали плохого ничего.
— Я обозвал тебя козлом.
— Неправда! Не было такого, я не слышал!
— Ты козел!
— Не слышу ничего! Останемся друзьями, мирно разойдемся…
— Э, слышь, куда ты пощемился? Где живешь?
— Я тут, недалеко. Зайду домой пописать и вернусь.
— Водички принести мне не забудь. От жажды умираю.
— Сам ты козел! Ты подлая невежливая тварь!
…С сегодняшнего дня курить бросаю.
Ночь. Улица. Аптека. И фонарь.

Ночь. Улица. Фонарь. Аптека.
Бар. Клуб. Девицы. Дискотека.
Рулетка. Покер. Фишки. В глаз.
Такси. Квартира. Унитаз.
Жена. Постель. Подушка. Сон.
Рассвет. Рассол. Таблетка. Стон.
Визг. Дети. Мусор. Пылесос.
Обед. Жена. Тарелки. Пес.
Звонок. Дверь. Теща. Тесть. Бутылка.
Застолье. «Скорая». Носилки.
Спирт. Вата. Скальпель. Огурец.
Морг. Санитары. Все.
Конец.

Источник