Харрисон Окене История мужчины который выжил после трех дней в затонувшем корабле
Харрисон Окене История мужчины который выжил после трех дней в затонувшем корабле

Харрисон Окене История мужчины который выжил после трех дней в затонувшем корабле

Харрисон Окене. История мужчины, который выжил после трех дней в затонувшем корабле

Непоправимое событие случилось на буксирном судне: большая волна цунами перевернула его, что привело к полному затоплению внутренних отсеков. В этот злополучный момент, Харрисон Оджегба Окене был в поварском боксе. Когда судно страшно накренилось, и внутрь начала пребывать вода, Харрисон слышал голоса своих сослуживцев, кто-то кричал, что судно тонет, кто-то громко молился.

Но, ни громкие крики помощи, ни молитвы не спасли от неминуемой гибели всего экипажа. Из 13 человек, выжившим оказался только Окене. По сей день, переживший тотальное кораблекрушение мужчина, винит себя в смерти своих соратников. Однако, как удалось выжить Харрисону после опрокидывания буксира, и три дня находиться в сознании?

Сам мужчина утверждает, что ему крупно повезло, ведь во время трагедии он очутился в непосредственной близости воздушного кармана, где еще осталось немного воздуха. В толще воды ему удалось раздобыть несколько фонариков, которыми он освещал пространство вокруг. Но совсем скоро заряд сел, и Харрисон оказался один на один со своим ужасом. Продержаться дольше обычного Окене помогла бутылка колы, которая не пострадала от резкого перепада давления.

Надежды на выживание уже не было, и мужчина на третьи сутки стал потихоньку прощаться с жизнью. Но вдруг, среди толщу тьмы и полуобморочного сознания, выживший увидел несколько огоньков, которые то плыли к нему навстречу, то отдалялись. Собрав оставшиеся силы в кулак, Харрисон поплыл в сторону свечения.

Но попытка не увенчалась успехом, и ему пришлось вернуться в воздушный карман. Подумав, что ему пригрезилось, обессилевший и лишившийся надежды мужчина расплакался. Но тут же увидел, что два огня снова плывут в его сторону. Мужчина опять решил во что бы то не стало догнать эти маячившие огни, так похожие на спасительный свет.

И это ему удалось, как оказалось позднее, дайверы нашли затонувшее судно и вытаскивали наверх всех утонувших, не надеясь встретить живых. Сначала, когда выживший мужчина обратил на себя внимание, члену спасательной группы показалось, что это так же труп. Поскольку никто не верил, что спустя трое суток в затонувшем корабле могут найтись выжившие. Окене был спасен благодаря быстрой реакции дайвера – тот сразу дал воды, и надел маску с кислородом на мужчину.

Слишком свежи воспоминания об ужасе и страхе, который пережил обычный повар Окене Харрисон. До сих пор, во сне он кричит и просит спасти всех своих товарищей, трагедия нанесла свой отпечаток на психику мужчины. После произошедшего Окене обещает больше никогда не выходить в открытое морское пространство, с радостью променяв заботы о корабле на земную профессию повара.

Источник

Как удалось выжить африканцу в кораблекрушении после 3 дней, проведённых на морском дне

Харрисон Оджегба Окене служил поваром на буксирном катере. Когда случилось кораблекрушение, он выжил и провёл три дня в перевёрнутом буксире на дне Атлантического океана. На исходе третьих суток Окене вдруг увидел огни в воде. Это водолаз! Спасение казалось таким близким и неизбежным, но не всё оказалось так просто.

Окене оказался единственным, кто смог выжить в команде из двенадцати человек, когда буксирное судно перевернулось и пошло ко дну. Это обстоятельство всё ещё не даёт ему покоя. Молодой человек, которому всего лишь двадцать девять лет, несёт огромный груз чувства вины, за то, что все погибли, а он выжил. Кроме этого есть некоторые суеверные нигерийцы, которые считают, что он спас себя не иначе как с помощью чёрной магии.

Буксирный катер Jascon 4.

Буксирный катер Jascon 4 перевернулся и быстро ушёл на морское дно на глубину около тридцати метров. Повар все эти трое суток протянул на одной бутылке колы. Он нашёл два фонарика, которые погасли менее чем через день. Находясь в полном одиночестве и темноте, он почти утратил всякую надежду на спасение.

Находясь в ощущении абсолютной безысходности, Окене постоянно молился Богу о спасении. Последнюю надежду видя лишь в Божьем милосердии. Когда он внезапно услышал шум другого судна, стук о борт его буксира, а затем увидел огни — радость и надежда захлестнули его измученное сознание. Его молитвы услышаны! Но затем произошло нечто более страшное — огни вдруг исчезли. Полный страха и робкой надежды, Окене начал отчаянно плыть в кромешной темноте по затонувшему судну, чтобы догнать дайвера. Харрисон никак не мог его найти и, мысленно похоронив себя, поплыл обратно в каюту, в которой находился его драгоценный, но постепенно сокращающийся воздушный карман. Молодой человек с трудом отдышался, ему хотелось плакать от отчаяния.

Спасение было столь близко и так недостижимо! Окене знал, что это точно должен быть водолаз, но сам он находился не в том конце лодки. «Он вошёл, но был слишком быстр, поэтому я увидел свет, но прежде чем я смог добраться до него, он уже уплыл. Я попытался последовать за ним в кромешной тьме, но не смог проследить его путь, поэтому вернулся», — рассказывает Харрисон.

Спасатели из голландской компании DCN Diving искали только тела, никто не думал, что есть выжившие. До того, как наткнулись на Окене, они уже успели найти четырёх погибших.

Когда водолаз снова вернулся, Харрисону пришлось опять плыть, чтобы добраться до него. Хотя молодой человек не видел даже направление, куда ему нужно двигаться. Наконец, случилось чудо — Окене догнал дайвера и похлопал его сзади по шее. Тот невероятно испугался и закричал в микрофон: «Труп! Труп! Труп!». Харрисона он не заметил сразу. Окене потянул спасателя за руку и тот, поняв наконец, что перед ним чудом выживший, сообщил на спасательное судно: «Он жив!».

Картина была сюрреалистической. Окене позвал дайвера за собой в свой спасительный воздушный карман. После повар рассказывал: «Когда водолаз дал мне воды, он очень внимательно наблюдал за мной. Всё это время, пока он меня разглядывал, он пытался понять, действительно ли я человек. Видно было, что ему на самом деле страшно».

Источник

Три дня в океане и 100 километров вплавь: история побега из СССР

42 года назад, 13 декабря 1974 года, Станислав Курилов совершил самый дерзкий и безумный побег из СССР. Он провел три дня в открытом море, среди акул и ядовитых медуз, преодолел вплавь более 100 километров — и остался в живых.

Курилов предпочитал называть себя «Слава». В этом году ему бы исполнилось 80 лет, а тогда было 38. В декабре 1974 года он прыгнул в открытый океан с палубы советского лайнера под названием «Советский Союз» и провел в воде три дня, которые считал самыми счастливыми в своей жизни. И в конце концов достиг берега филиппинского острова Сиаргао.

Слава Курилов родился в 1936 году в Орджоникидзе (теперь Владикавказ), а детство прошло в Семипалатинске (Казахстан). С детства Слава чувствовал какую-то необъяснимую тягу к воде, но при этом не умел плавать. В итоге научился самостоятельно, когда был в пионерском лагере, а затем в 10 лет на спор с пацанами переплыл Иртыш.

Когда ему исполнилось 15, сбежал из дома в Ленинград. Хотел поступить юнгой на корабль. Мальчишку манили неведомые дали, он мечтал об океанских плаваниях, тропических островах и дальних странах. Запоем читал книги о путешествиях. Но из его затеи с юнгой, конечно, ничего не вышло. Он был несовершеннолетним, не имел паспорта, и тогда Курилов решил после школы поступить в мореходное училище. Однако и здесь его ожидало большое разочарование — у юноши обнаружили близорукость, поэтому путь на флот для него оказался заказан. Но неожиданно появился выход — после армии Слава поступил на факультет океанологии Ленинградского гидрометеорологического института. Пусть так, но этот путь приближал его к любимому морю.

На первом курсе института (это был 1962 год) он увлекся йогой. Штудировал по самиздатовской литературе и практиковал настолько одержимо, что многие просто смотрели на него как на сумасшедшего со своими слабостями. В лучшие, по его словам, дни он мог позволить себе заниматься йогой по 12 часов в день, неудачные — 2 часа.

Как-то ему пришлось некоторое время пробыть на территории военно-морской базы в Севастополе, где самым удобным местом для тренировок оказался капитанский мостик корабля. Прознав об увлечении йогой Курилова, моряки решили использовать его достижения с практической стороны. Спиртное с берега было пронести невозможно: на вахте стояли две молодые мегеры, которые при малейшем подозрении, не моргнув глазом, изымали что-нибудь торчащее у мужчин.

Курилов понял, что спрятать бутылки можно, только втянув живот и задержав дыхание. В таком виде он и появился на проходной с пропуском в руках. Одет он был в узкие брюки и обтягивающую безрукавку. Одна из мегер сказала: «По глазам вижу, что несешь, а где, понять не могу». У Славы кончился воздух в легких, и обе бутылки выдавились из живота. Охранницы были так поражены, что даже не отняли водку и пропуск. После Курилов поднаторел в этом занятии и перетаскал еще немало водки для военных моряков с соседних кораблей.

Читайте также:  Поздравляем Багиру с дн м рождения

Еще студентом Курилов овладел аквалангом, а после участвовал во многих подводных испытаниях. Исследования советских океанографов заинтересовали самого Жак-Ива Кусто. В 1970 году намечалась французско-советская экспедиция в Тунисе. Но виз не дали и все сорвалось.

Потом был еще один проект с Кусто (экспедиция на атоллы Тихого океана), Курилов готовил водолазную часть экспедиции и снова не дали виз, а к знаменитому французу вообще послали совершенно других людей.

Дальше завернули проект организации института подводных исследований и испытание батискафов. Опять отсутствие виз и гриф «секретно». У Славы была «плохая» анкета, поскольку его сестра, учившаяся в институте иностранных языков, познакомилась с индусом, вышла за него замуж и уехала в Канаду.

Тогда Курилов подал заявление на визу в Канаду. Хотел съездить в гости к сестре, вернуться и доказать свою лояльность советским властям. Прошло полгода и ответ окончательно его убил: «Посещение капиталистических стран считаем нецелесообразным».

Для человека, чей дух испытывал непреодолимую тягу к путешествиям, испытаниям, это означало смертный приговор. Курилов тогда вспомнил рассказ Экзюпери об олене, живущем в заповеднике. Тот часами простаивал у сетки, с тоской глядя на свободу, волков, охотников и вольную жизнь, полную смертельных опасностей.

Шел 1974 год. Время, когда СССР покинули Солженицын, Галич, Барышников. Эти примеры, наверное, тоже невольно подтолкнули Курилова к принятию непростого решения, которое стало зреть хмурым осенним днем, когда он наткнулся на объявление в газете «Вечерний Ленинград»: продаются путевки в тропический круиз «Из зимы в лето».

Через месяц белоснежный пассажирский лайнер должен был отплыть из Владивостока и отправиться к далекому и манящему экватору. Самое главное, визы для этого не требовалось! В течение всех 20 дней плавания корабль будет находиться в открытом океане без заходов в иностранные порты. Причем маршрут был известен весьма приблизительно: из Владивостока в Японское море, через Цусимский пролив в Тихий океан и к экватору, разворот и обратно во Владивосток. Но это был шанс!

8 декабря почти две тысячи счастливчиков оказались на борту белоснежного лайнера «Советский Союз». Кстати, судно вообще-то было немецким (построено в Гамбурге еще в 1922 году), а досталось СССР по репарации и на протяжении тридцати лет оставалось самым крупным пассажирским кораблем советского флота.

По воспоминаниям Курилова, официальная обстановка на корабле довольно быстро превратилась в неформальную. Почувствовав запах и вкус свободы (пусть и на корабле), советские граждане превратили свое пребывание на корабле в сплошное веселье. Пассажиры загорали на верхней палубе, купались в бассейнах, флиртовали, спиртное лилось рекой, а вечером начинались танцы.

Не так легко в такой обстановке было не привлечь к себе внимания, поскольку наверняка на судне находились и сотрудники вездесущего КГБ. Вдобавок, осмотрев корабль, Курилов еще понял, что он меньше всего подходит для побега. Внизу борта закруглялись, и, прыгнув, можно было удариться об их выступающую часть. Иллюминатор тоже не годился — слишком мал. Оставалось только одно, прыгать с кормы главной палубы (а это 15 метров), в темноте, на полном ходу. И при этом надо остаться незамеченным.

В один из дней ему сопутствовала удача: удалось подсмотреть карту маршрута. Быстро окинув ее взглядом, Курилов понял, что есть только два варианта. И плыть нужно только ночью.

Выбор пал на 13 декабря, когда корабль должен был проплывать мимо филиппинского острова Сиаргао (примерно 10-й градус северной широты) с 8 до 9 вечера. До берега, по расчетам Курилова, было километров 20, но это при условии, если капитан не поменяет курса. А это могло произойти очень спокойно и в любой момент.

Наконец, настал тот день и час. Курилову удалось улучить момент, когда на палубе начались очередные танцы и отвернулись сидящие неподалеку матросы. С собой он взял только трубку, маску и ласты.

Сразу же приключилась напасть: беглеца едва не утянуло под вращающийся гигантский винт самого большого пассажирского судна СССР. Пронесло. Правда, погода в этот вечер стала портиться и начинался шторм. Первое время Слава ориентировался по огням уходящего лайнера, а потом и такая подмога пропала. Наступила кромешная тьма. Оставаться на месте было нельзя — течение могло отнести далеко от заданной цели. Курилов ждал звезд, но как назло их закрыли огромные тучи. Началась его первая ночь в океане.

Курилов был хорошо подготовлен для такого рода испытаний. Например, с помощью йоги он научился голодать на протяжении 36 дней и обходиться без воды две недели. Сложнее было без сна, ну и оставались еще хищные морские обитатели, главную опасность среди которых представляли акулы. На этот случай у него имелся амулет. Сработал он или этого человека действительно любило море, ответить не представляется возможным. Но акулы его не тронули. А вот про компас он не подумал, поэтому еще долго плутал в океане.

Во всяком случае, к утру остров так и не появился на горизонте. Дополнительную сложность представляла погода — дневное солнце казалось обжигающим. Но где-то к часам двум дня Курилов разглядел на горизонте неподвижный контур. Он почти не сомневался — это Сиаргао!

Когда стемнело и появились звезды, Курилов увидел на западе, там, где должен был находиться его таинственный остров, множество огней. Они мерцали на уровне горизонта. После суток плавания он не чувствовал ни усталости, ни болезненных ощущений, его дыхание было глубоким и ритмичным, плылось легко, не мучили ни жажда, ни голод.

«Видимый мир замкнулся на вершинах ближайших волн. Я как бы растворился в них и все движения бессознательно делал так, чтобы слиться с их шумом и не тревожить океан понапрасну. Океан дышал как живое, родное, доброе существо, его равномерное, теплое дыхание было густо насыщено ароматными запахами. Вода касалась кожи незаметно, ласково — было даже как-то уютно. Если бы не сознание того, что я человек и должен куда-то плыть, я был бы, наверное, почти счастлив.

Инстинктивно старался не думать о том, чего не мог себе позволить в данный момент. Ясно, я хочу того и этого, но у меня ведь нет этого сейчас, а этот миг — вечность в моей жизни, почему я должен испортить его мыслями о невозможном? Борьба за выживание могла сильно отвлечь меня от наблюдений. Мне хотелось увидеть и понять все то, что всегда было скрыто от человеческих глаз и внимания. Я терял самообладание только на короткое время.

Я медленно парил на границе двух миров. Днем океан казался стихией, вызванной к жизни ветром, и только ночью, когда ветер стих, я увидел его настоящую, самостоятельную жизнь. Стоило наклонить голову к воде, и взгляду открывался фантастический фосфоресцирующий мир. Подо мной был крутой склон двухтысячеметровой Филиппинской впадины, одной из самых глубоких в мире. Мне было видно в глубину примерно метров на сто», — узнаем мы из записок Курилова его ощущения в тот миг.

Вернул его из состояния нирваны сильный ожог рук, шеи и груди. Это было скопление медуз-физалий, щупальца которых достигают 15-ти метров и вызывают сильнейшие ожоги, лихорадку и даже паралич. В общем, пловцу сильно повезло, что он не попал в их объятья. Но спустя несколько лет Слава еще будет иметь неприятную встречу с этими обитателями морских глубин на рифах Карибского моря.

Наступил новый день и Курилов с радостью обнаружил, что южная оконечность острова, особенно у горизонта, стала как будто ближе. И здесь он совершил ошибку, изменив курс и направившись на юго-запад. Слава попал в полосу сильного берегового течения и его стало сносить к югу. Обнаружил он это слишком поздно.

Потом было судно, которое, как был уверен Курилов, ниспослано Богом. Но, не доходя четверти мили, оно неожиданно изменило курс, прошло мимо в каких-нибудь 100-200 метрах и вскоре испарилось.

К вечеру Курилов уже видел очертания пальм на острове, но оказавшись целиком во власти течения, только со страхом наблюдал, как оно медленно проносит его мимо земли. Все попытки преодолеть течение ни к чему не привели. Берег постепенно отодвигался все дальше и дальше, беглец понял, что у него больше нет никаких шансов выбраться на этот заколдованный остров.

«Я очень устал и неподвижно повис в воде. Стало темнеть. Мое тело неторопливо поднимали и опускали большие, пологие волны зыби. Отдохнув, я медленно поплыл на север, теперь уже безо всякой цели».

Читайте также:  Комбо подписка ВК спеши оформить соцпакет из музыки и скидок

Его лихорадило, он надолго терял сознание, начинались галлюцинации. Стал думать о смерти и что нужно проститься с женой, сыном, мамой, друзьями. В ответ получил сильное и строгое дружеское внушение за свою слабость. «Тут меня окутало облако любви и покоя. Когда это ощущение исчезло, я почувствовал себя как после длительного блаженного отдыха. Боль в мышцах прошла, прекратился озноб. В моем нынешнем состоянии убить себя было совершенно невозможно, мысли о смерти исчезли сами собой. Я снова мог плыть».

В итоге глубокой ночью течение, предательски отнесшее Курилова от восточного берега Сиаргао, через несколько часов приблизило к острову, но уже с южной стороны. «Океан любит меня, он вынес меня на берег как на ладони», — подумал тогда беглец, проплывший в итоге порядка 100 км и находившийся в воде более 50 часов.

Эти дни, 13, 14 и 15 декабря Курилов впоследствии вспоминал как самые счастливые в своей жизни и ежегодно праздновал, как дни духовного рождения.

От фосфоресцирующего планктона, налипшего на тело Славы, он теперь весь светился словно светлячок. Ладонь служила фонариком в кромешной тьме, а чувствовал он себя новорожденным Адамом. Но главное было все-таки в другом.

«Я прошел какой-то психологический барьер этой ночью. Каким-то внутренним чутьем я ощущал, что стал совсем другим человеком. Вся моя прежняя жизнь отделилась от меня за то время, что я был в другом мире. Я будто родился заново. У меня не осталось ни единого неприятного воспоминания, никаких отрицательных эмоций. Все душевные раны — а их было немало — затянулись. На мне больше не висит груз прошлого. Человек, не испытавший этого, даже не подозревает о его тяжести. Наверное, все мы, кроме детей, носим в себе маленький ад, и в сознании, и в подсознательном».

От радости он стал хохотать и танцевать на песке сиртаки! И тут появились туземцы. Это был рыбак с детьми, который привел Курилова в свой дом. Жена рыбака дала Славе какой-то горячий напиток и он уснул.

Утром Курилова забрала полиция. Полтора месяца он просидел в филиппинской тюрьме. А спустя еще 4,5 месяца ему разрешили выехать в Канаду, где он попросил политического убежища. Хотя Филиппины ему очень понравились, как он вспоминал позже и с удовольствием, если бы имелась такая возможность, там и остался. Тем временем в СССР Курилова приговорили по статье «Измена родине» к 10 годам, а пострадал больше всех его брат — штурман дальнего плавания, который был уволен без объяснения причин.

Приехав в Канаду, Слава устроился разнорабочим в пиццерию. Затем трудился в частных канадских и американских океанографических фирмах, объездил полмира, побывал на Северном полюсе, а в 1986-м уехал в Израиль. Уже навсегда. Там он женился и много позже благодаря второй жене Елене Генделевой его записки превратились в книгу «Один в океане». Одним из первых, кто прочитал будущую книгу, был известный писатель-диссидент Василий Аксенов. Позднее он написал предисловие к ней.

Жизненный путь Курилова оказался извилист и тернист, а закончился в Генисаретском море (другие названия — Галилейское море, озеро Кинерет). Это место многократно упоминается в Евангелии. Есть даже поверие, согласно которому это место умножения хлебов и рыб и Нагорной проповеди — одно из самых священных для христианства. Здесь 29 января 1998 года во время водолазных работ и погиб и Станислав Курилов. Океанограф похоронен в Иерусалиме, на старинном кладбище темплеров — немецких протестантов, живших на Святой земле до середины ХХ века.

Когда Аксенову сообщили, что Станислав умер в Галилейском море, он сказал: «Какой изящный абрис судьбы».

Бежали из СССР и до Курилова, и после. Но всегда бежали от чего-то к чему-то. Этот побег получился самым необычным: здесь сошлись главные жизненные линии незаурядного человека— страстное желание узнать мир и страстное желание познать себя.

«Когда-то я мечтал побывать в самых дальних уголках планеты и испытать все доступные человеку состояния. У меня было сильное побуждение искать, увидеть и узнать. Я искал одно, а нашел совсем другое, возможно, более прекрасное. Его называют по-разному: Божественным присутствием, благодатью или, может быть, как-то еще. Это состояние, когда сознание находится в сердце, а ум затихает. Тогда мир преображается, и даже неодушевленные предметы становятся живыми. Исчезает время, исчезают мучительные желания, а душа наполняется любовью. Наверное, это и есть счастье? Когда оно уходит, ты чувствуешь тоску, будто переживая смерть близких. Мир снова становится мертвым, и ты видишь его, как все обычные люди. Я много раз находил это состояние, терял и находил снова, в самых неожиданных местах, но никогда не мог удержать надолго.

Это не был побег в прямом смысле — из тюрьмы, от чумы или от долгов. Это не было и стремление к абсолютной свободе. К этому времени я уже додумался, что бежать можно только из одной тюрьмы в другую, а свободу обрести с помощью неимоверных усилий изменением своей внутренней природы. Я не искал никаких материальных благ — за морями меня, скорее всего, ожидала такая же, как и здесь, зависимость от обстоятельств. Побег с корабля был духовным испытанием, научно-мистическим экспериментом или познанном себя — как угодно.

Я не планировал побег, как люди планируют экспедицию или собираются в дальнюю дорогу. И в то же время я был готов к побегу в любой благоприятный момент. Нельзя сказать, что меня гнали прочь политические причины. Я чувствовал, что советская власть — это скрытое зло, и оно в той или иной мере присутствует во всем, что окружает меня. У меня было две возможности — изменить мир или изменить себя.

Мои друзья диссиденты занимались первым, мои друзья христиане, йоги, буддисты — и я вместе с ними — пытались изменить себя. Жизнь — это когда смерть стоит за плечами. Если ты в безопасности, ты не учишься. Внешняя часть выглядела как побег из одной страны в другую во времени и пространстве; внутренняя была в испытании «здесь и теперь» — на палубе корабля, в океане, на тропическом острове — в каждый данный момент. Смысл испытания был в изменении или, точнее, в разрушении своего прежнего «я». Конечная цель — выдержать, и совсем несущественно — выжить или умереть. Я выдержал. Успех был бы и в случае смерти».

Источник

Современный Иона выжил три дня в затонувшем корабле

Судовой кок Харрисон Окенэ 62 часа боролся за свою жизнь, запертый без еды и воды в утонувшем корабле на глубине 30 метров. В темноте он слушал хруст, с которым рыбы ели тела погибших членов команды. Он умолял Бога о чуде

Судовой кок Харрисон Окенэ 62 часа боролся за свою жизнь, запертый без еды и воды в утонувшем корабле на глубине 30 метров. В темноте он слушал хруст, с которым рыбы ели тела погибших членов команды и читал по памяти Псалтирь, умоляя Бога о чуде.

Трос над пропастью

Атлантический океан, 30 километров от побережья Нигерии, полшестого утра. Ночной экипаж буксира «Джескон-4», борясь с сильнейшим штормом, выводит танкер к нефтяной платформе. Корабельный кок Харрисон Окенэ (Harrison Okene) как всегда встал рано и в одних трусах направляется в туалет, держась обеими руками за стену, чтобы сохранить равновесие в штормовой болтанке. В этот момент особенно сильная волна ударяет в «Джескон» и одним движением переворачивает буксир 12 людьми на борту кверху килем. Корабль начинает тонуть.

Харрисон выбрался из туалета и вместе с тремя другими членами экипажа попытался сориентироваться в перевернутом пространстве и добраться до люка аварийного выхода. Но слабый поначалу поток быстро набрал силу по мере того, как корабль уходил глубже под воду. Внезапно вода ударила в полную силу и пронеслась по коридору, сметая и расшвыривая попадавшихся людей. Харрисон в ужасе наблюдал, как одного за другим убило трех его товарищей, шедших впереди. Самого повара напором воды отбросило в соседний туалет.

Вода прибывала медленно, но неуклонно, и заполняла тесную комнату, воздушный карман под потолком становился все меньше. «Я находился в воде, в полной темноте, понимая, что это конец моей жизни. Я думал, что вода затопит полностью помещение, и я утону, однако это не произошло», — расскажет Харрсион позже в интервью. Повар не знал, что по невероятному стечению обстоятельств корабль повис на буксировочном тросе и остановился на глубине в 30 метров. В подводной ловушке повару предстояло провести примерно столько же, сколько Ионе во чреве кита – три дня.

Читайте также:  С днем рождения жизненные пожелания женщине

Я слышал как рыбы ели моих друзей

«Вокруг меня была темнота и стоял шум. Я плакал и взывал к Иисусу, чтобы Он спас меня. Я молился так сильно… Я был так голоден и так замерз. Я молился, чтобы увидеть хоть какой-нибудь свет», — вспоминает Харрисон. Через некоторое время он нашел в себе силы чтобы наощупь поискать путь в соседнюю каюту. Повар надеялся найти что-нибудь плавучее, чтобы удержать голову над поверхностью воды. В каюте Харрисон оторвал со стены несколько плавучих панелей и соорудил из них некое подобие плота, чтобы вытащить свое тело из воды и замедлить охлаждение организма.

«Я был голоден, но больше всего я хотел пить. Соленая вода отслоила кожу от моего языка, — вспоминает моряк. Кроме бутылки колы, которую нашел Харрисон, в течение 62 часов он ничего не ел и не пил. — Было очень, очень холодно и темно. Я ничего не видел. Но я ощущал вокруг себя тела мертвых членов моего экипажа. Я чувствовал их запах. Потом пришли рыбы и начали их есть. Я слышал этот звук. Это был ужас».

«Яко на Тя упова душа моя, и на сень крилу Твоею надеюся» (Псал. 56:1)

Замерзая все больше, Харрисон прокручивал перед глазами пленку своей жизни, вспоминая маму, друзей, и свою жену. Через день они должны был отмечать пятую годовщину свадьбы. Каждый вечер жена посылала супругу сообщения с текстом из Библии, чтобы Харрисон читал их на ночь. Накануне вечером повар читал Псалтирь, псалмы с 54 по 92. Моряк по памяти вспоминал псалмы и повторял их один за другим, умоляя Бога о помощи. «Я молился около сотни раз, — вспоминает Харрисон. – Когда я уставал, я просто звал Бога по имени и надеялся на Божественную помощь». На вторые сутки умирающий от холода, голода, обезвоживания и удушья моряк услышал звук корабельного двигателя.

Харрисон находился в отдаленной части корабля, и понял, что судя по звуку дайверы работают слишком далеко, чтобы его найти. Хотя выживший и стучал молотком по обшивке, его не услышали. Через некоторое время работы стихли и звук мотора начал удаляться. Это были водолазы из DCN Global diving. Дайверов наняла West African Ventures, компания-владелец буксира, чтобы поднять тела погибших моряков на поверхность. Официально 12 членов экипажа числились пропавшими без вести, но неофициально их уже считали мертвыми. За первый день работы удалось найти 10 тел, родственникам всех моряков сообщили о смерти. Среди погибших был и гражданин Украины. По одни данным капитан, по другим – старший механик. К вечеру погода снова ухудшилась и корабль водолазов отошел, решив продолжить поиски на следующий день.

Здесь что-то живое!

Харрисон не знал, сколько прошло времени, но он снова услышал работу инструментов, а затем почувствовал движение воды и увидел свет водолазного фонаря, когда дайвер проплывал мимо его каюты. Кок сначала не решался покинуть свое убежище, побоявшись, что дайвер от неожиданности может ударить его ножом. Но потом он опустился в воду и дотронулся до плеча водолаза. «Тот вздрогнул от страха. Я отплыл назад и просто держал руку в воде и махал ей перед его камерой, надеясь, что люди наверху увидят картинку», — вспоминает Харрисон. Испытанное им тогда облегчение все еще заметно на его лице сегодня, когда он рассказывает об этом моменте. Тогда он думал, что находится на дне Атлантического океана.

– Что за?!
– А, ты нашел одного, да?
– Здесь что-то живое!
– Он жив, он жив! — Дайвер и Харрисон держали друг друга за руки.
– Просто, просто… Просто держи его там, окей? Не знаю, что я теперь буду делать.

Рассказывает Джен Чемберлен, один из руководителей операции: «Первоначально мы готовились к операция по поиску тел погибших. Мы никак не ожидали, что-нибудь мог выжить под водой так долго. Когда мы наверху узнали, что есть выживший, это полностью изменило всю концепцию и началась операция по спасению. Это было очень вдохновляюще – не часто услышишь о таких историях».

Азотное отравление

Теперь предстояло поднять Харрисона на поверхность и при этом не убить. Дело в том, что на тридцати метрах глубины давление достигает четырех атмосфер. При обычном давлении человеческое тело успевает перерабатывать и выводить весь азот, который поступает во время дыхания. При давлении в 4 атмосферы с каждым вдохом в тело поступает в 4 раза больше этого газа, и азот начинает накапливаться в тканях. За 62 часа под водой тело Харрисона растворило столько азота, что если бы его просто подняли на поверхность, то весь этот газ стремительно бы выделился в кровь. Произошло бы примерно то же самое, что происходит с банкой газировки, если ее хорошо потрясти и резко вскрыть. Для легких, мозга и сердца моментальное вспенивание означало бы несовместимую с жизнью травму.

Харрисону объяснили, как пользоваться дайверским оборудованием, одели в костюм и буквально за руку осторожно вывели из корабля. Дайвер боялся, что Харрисон запаникует, и поэтому постоянно подбадривал его и жестами спрашивал – как дела. Но повар был на удивление спокоен несмотря на то, что пользовался аквалангом первый раз в жизни. Вместе со своим спасителем они доплыли до водолазного колокола, где Харрисон провел еще два дня. Все это время давление в колоколе постепенно снижалось с 4 до 1 атмосферы, давая возможность азоту плавно покинуть тело. После декомпрессии Харрисона подняли на поверхность, и сегодня он жив и здоров.

За этим человеком присматривают

«Выжить так долго на такой глубине – это феноменальный случай, — считает консультант из PADI (Профессиональная ассоциация инструкторов по дайвингу). – В любительском дайвинге на таких глубинах рекомендовано проводить не более 20 минут».

Пол МакДональд, офицер водолазного корабля, осуществившего спасение, тоже назвал произошедшее экстраординарным событием. «Как вода не заполнила этот карман – остается только гадать. Я бы сказал, что за этим человеком кто-то присматривает», — считает Пол.

Сам повар точно уверен, что прибывающую воду остановило чудо: «Я не знаю, что помешало воде заполнить ту комнату. Я взывал к Богу. Он это сделал. Это было чудо». Но воспоминания о катастрофе все еще преследуют Харрисона, и он не уверен в том, что когда-нибудь отважится снова выйти в море: «Иногда дома мне кажется, что кровать, в которой я сплю, тонет. Мне кажется, что я все еще там, в море. Я вскакиваю и кричу».

По материалам telegraph.co.uk, theguardian.com, bbc.co.uk, reuters.com, thediversassociation.com

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Источник



Трое суток на глубине 30 метров: история выжившего (видео спасения)

Окене Харрисон показал всему миру как нужно сражаться за свою жизнь и не сдаваться, даже в самой безвыходной ситуации. Положение ведь и правда сложилось безвыходное. Он оказался в воздушном кармане затопленной лодки и пробыл там от 60 до 72 часов!

В 2013 году Харрисон работал коком (поваром) на судне. Из-за своей профессии он должен был просыпаться раньше всех, чтобы успеть приготовить завтрак на всю команду. Всего на судне было 12 человек.

Очередным утром он отправился в уборную. Именно в этот момент корабль тряхнуло, предметы полетели в разные стороны, сам он оказался в коридоре. Ощутив холодную воду, которая неимоверно быстро заполняла пространство, Окене схватил жилет, фонарь и попавшуюся на пути бутылку газировки. Тогда он еще не знал, что это его единственная еда на ближайшие дни.

В первые минуты аварии были слышны крики товарищей, которые вскоре прекратились. Кук остался один в небольшом воздушном кармане.

Будучи одетым в шорты и спасательный жилет, он понимал, что температура падает, воздух заканчивается и остается только надеяться на чудо.

Батарейка в фонарике села, температура упала до нуля. Оставалось только молиться, чем выживший в итоге и занялся. «Я заключил с Богом сделку. Если он мне поможет выжить, я к морю больше не подойду» — рассказывал Окене.

Через 3 дня пребывания под водой его нашли водолазы. Каково было их удивление, когда они поняли, что нашли живого человека. Никто такого не ожидал. На видео видно, что спасатель боится сразу приблизится к Харрисону. Мало ли, что может сделать заточенный под водой третьи сутки человек.

Источник