Эти высказывания заменяют постсоветским людям систему свой чужой
Эти высказывания заменяют постсоветским людям систему свой чужой

Эти высказывания заменяют постсоветским людям систему свой чужой

Бастилию брали снова

Подразделения французской армии прошли по Елисейским Полям в честь национального праздника Дня взятия Бастилии. После отмены парада в прошлом году военные и зрители были рады снова увидеть друг друга. Правда, лица последних были закрыты масками, а доступ на трибуны осуществлялся по «санитарному паспорту». Возможно, это последний парад Эмманюэля Макрона в качестве президента и верховного главнокомандующего и уж точно последний парад начальника Генштаба Франсуа Лекуантра, который уходит в отставку. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.

Парад на Елисейских полях в честь национального праздника Дня взятия Бастилии

За время, проведенное во Франции, я никогда не пропускал парада на Елисейских Полях. Два часа на ногах, но зато какое удовольствие. Удивительно симпатичное зрелище представляют собой собирающиеся прошествовать маршем по улице французские солдаты с их треуголками, саблями, плюмажами, все эти уланы с конскими хвостами, драгуны с пестрыми значками и, наконец, придающие особое очарование воинскому строю исключительно привлекательные девушки в солдатской, сержантской и офицерской форме.

Но в этот раз я решил остаться перед телевизором и не пожалел. Возможно, я увидел меньше, но услышал больше, и комментарий был настолько же важен, насколько кадры парада. К тому же город не стал утруждать себя разгоном облаков, присутствовавших время от времени орошало дождем, и тогда в кадре вместо торжественно марширующей колонны появлялась салфетка оператора, вытирающего мокрый объектив.

Приглашенных гостей и тех, кто хотел посмотреть парад с тротуаров Елисейских Полей, предупредили, что маска будет обязательна, а перед входом придется предъявить «санитарный паспорт» — свидетельство о вакцинации или свежий тест.

Тем не менее улицы и трибуны были полны любопытных, причем не туристов, как обычно, а французов — жадных до зрелищ парижан или родственников тех, кто участвует в параде, и пришел поддержать сына, отца или сестру.

По традиции парад начинается с проезда президента от Триумфальной арки до центральной трибуны под трехцветной палаткой на площади Согласия. Эмманюэль Макрон явился к арке без обычного опоздания и встретился там с начальником Генерального штаба Франсуа Лекуантром. Тот уходит в отставку, и его заменит генерал Тьерри Бурхар. Обмен приветствиями с генералом Лекуантром был очень дружеским, казалось, политик с военным расстаются друзьями. Ничего похожего на холодную встречу перед отставкой в такой же ситуации с бывшим главой Генштаба Пьером де Вилье в 2017 году.

Проезд президента по Елисейским Полям у всех на виду — важнейший момент. Вместе с генералом Лекуантром, стоя в открытой машине, под охраной двух спокойно сидящих позади офицеров, генеральского адъютанта и водителя, президент был открыт толпе, демонстрируя, что ему нечего бояться собственного народа.

И да, из толпы были слышны не только приветственные возгласы, но и свист, такая уж у Эмманюэля Макрона нервная работа.

На площади Согласия его приветствовали командующие родами войск, в том числе преемник генерала Лекуантра нынешний командующий сухопутной армией Тьерри Бурхар, а также подразделения Республиканской гвардии с оркестром. Президент занял место на трибуне среди политиков и министров. На параде не было только Жан-Ива Ле Дриана, министра иностранных дел, который ведет сейчас переговоры в США. Не было и руководителей дружественных стран, как раньше. Не потому, что дружба угасла, а потому, что COVID-19 всем им задал домашней работы.

Парад на Елисейских полях в честь национального праздника Дня взятия Бастилии

Президент Франции Эмманюэль Макрон (справа) делает селфи со зрителями, пришедшими на парад

Парад на Елисейских полях в честь национального праздника Дня взятия Бастилии

Парад на Елисейских полях в честь национального праздника Дня взятия Бастилии

Фото: Gonzalo Fuentes / Reuters

Президент Франции Эмманюэль Макрон (слева) и начальник Генерального штаба Франсуа Лекуантр во время парада

Парад на Елисейских полях в честь национального праздника Дня взятия Бастилии

Фото: Christian Hartmann / Reuters

Зато среди гостей оказались знатные повара — члены знаменитого Club des Chefs des Chefs, клуба «шефов шефов», куда входят специалисты, стоящие у самого «кормила» власти. Они кормят королей, премьер-министров и президентов. Восемь лет назад на заседании клуба побывал даже повар президента Путина Вахтанг Абушиди, в этот раз кремлевский повар то ли не был приглашен, то ли никак не смог приехать. А вот шеф-повар американских президентов Кристета Комерфорд приехала и присутствовала на параде в качестве зрительницы.

Каждый год у парада на Елисейских Полях есть свои дебютанты и свои герои. Первым на марше в 2021 году оказалось небольшое сводное подразделение европейских сил — 80 солдат Takuba Task Force. Несколько тысяч военнослужащих, поступивших на службу в эти силы, постепенно заменят французских военных, находившихся в Мали в рамках операции «Бархан». В разных мундирах и в беретах разных цветов прошагали бельгийцы, чехи, эстонцы, все понемногу, кроме, разве что, немцев, которым послевоенная конституция запрещает участвовать в боевых операциях за пределами страны. Лица военнослужащих европейских сил были закрыты масками, и не медицинскими — участники операции «Такуба» не стремятся к международной известности.

В качестве «героев каждого дня» чествовали представителей муниципальной полиции Ниццы, дважды оказавшихся лицом к лицу с вооруженными террористами.

В остальном парад шел как обычно: с открывающей его колонной курсантов Политехнической школы, за которыми следовали курсанты Школы жандармов и слушатели Сен-Сира с белыми плюмажами. Были пожарные в блестящих касках с умными собаками. Прошагали полицейские, и медики, и тыловики, и военные моряки с атомных подводных лодок «Сюффрен» и «Эмерод», причем об экипаже последнего сказали, что он только что вернулся из дальнего похода в Китайских морях. Прошли танки, бронетранспортеры и пожарные машины. Пролетели самолеты и вертолеты, проскакало 200 всадников.

Но эта обычность церемонии и была самой необычной — в 2020 году праздник был ограничен площадью Согласия, как будто бы весь остальной Париж был захвачен вирусом. Сейчас, несмотря на страхи «четвертой волны», парад выглядел отчасти праздником Победы. Национальный праздник был подчеркнут маленьким личным достижением. Посреди Елисейских Полей в ожидании начала марша слушатель военной академии по имени Максимилиан вышел из строя, придерживая шпагу, встал на одно колено и сделал образцовое предложение своей черноволосой подруге. Подруга кольцо взяла. Бастилия пала.

Источник



День взятия Бастилии снова прошел впустую.

И ведь в кой-то веки я вовремя впомнила про эту дату, а то заколдованная какая-то. С тех самых пор, как этот день обессмертили в фильме «Любовь и голуби», превратив его из национальной французской даты в день русского алкоголика, меня оставляет желание накатить именно в этот день. Ну, чтоб не впустую прошел. И вот ведь почти удалось.

В пятницу мы с Зиминой рванули на ее дачу. Рванули поздно (с точки зрения упертого жаворонка), а потому никаких подвигов в тот день совершать не собирались. Так, перекусить на скорую руку, слегка прибухнуть в честь пятницы, а уж завтра — оторваться по полной, с шашлыками и баней. И вот тут как раз я по пути вспомнила, что аккурат в субботу тот самый день взятия Бастилии и есть. Проверила в интернете — точно, он самый, долгожданный, прямо 14 июля заявлен.

— Прикинь, мать, — говорю я Зиминой, — повезло нам. Завтра бухаем не просто так в честь очередных выходных, а с сакральным смыслом. Потому как нам с тобой с нашим доблестным алкогольным прошлым даже как-то неприлично не иметь в послужном списке приличную пьянку по такому знаковому поводу.

— Да, — соглашается Зимина, — такой пробел надо исправлять.

Но вяленько так говорит, без огонька. Не потому что она французов не уважает и жалеет, что Бастилию разнесли к чертовой матери, а (раскрою вам тайну) Зимина вообще предпочитает, чтобы все тосты произносились исключительно за ее, Зиминой, здоровье, красоту, успех и благополучие. Ну, в крайнем случае, за здоровье и благополучие присутствующих женщин (включая Зимину, разумеется). Все остальные тосты ее не очень впечатляют. Ибо делить внимание с какой-то там порушенной давным-давно крепостью она не сильно желает. Но я не Зимина, я люблю разнообразие, да и хочется хоть раз сказать, что не прошел впустую день Бастилии, наконец-то. Но, как вы уже догадались по названию поста, мои надежды не увенчались успехом.

Прибыли на дачу и вовсе в неприличное для каждого порядочного жаворонка время — в двенадцатом часу. Никаких праздничных столов с разносолами нас не ожидало, но ужин все-таки мы исполнили по быстренькому, кушать хотелось. А под «покушать» мы решили, что разопьем бутылочку вина, чудом выжившую с прошлого визита Зиминой. Бутылочка ушла как-то очень быстро, а потому мы привычным жестом залезли в закрома мамы Зиминой, где нас как обычно ожидала вкусная настоечка в количестве трех бутылочек. Самогон родители Зиминой производят сами из своих продуктов, настаивают тоже на своих домашних ягод из сада-огорода. А потому этот ценный экологически-чистый продукт мы дюже уважаем.

Когда первая бутылочка настойки была уничтожена, нас с позором изгнали на второй этаж, дабы мы не мешали спать родителям. Ну, просто под алкогольными парами Зимина начинает говорить очень-очень громко, а я, хоть такой громкостью, как у Зиминой, похвастаться не могу, но вполне уверенно компенсирую это своей словоохотливостью. Ну, то есть одна из нас тихо, но многословно, толкает какую-то вдохновенную околофилософскую теорию, а вторая постоянно и очень громко это дело комментирует. Спать при таком саундтреке действительно сложновато, а потому мы не обиделись, и переместились наверх, прихватив с собой вторую бутылочку настойки и найденные в холодильнике сыр и колбасу. Теория у меня, судя по всему, получилась интересная, правда, я не сильно помню, в какую именно степь меня понесло, потому что вскоре мы сделали рейд и за третьей бутылочкой, заодно окончательно опустошив родительский холодильник, чем, как выяснилось утром, лишили все семейство завтрака. Но и на этом мы не успокоились. Наливка вообще подозрительно быстро кончалась в ту ночь. Зимина тут же вспомнила, что где-то должна быть еще бутолочка сухого, которая тут же была нами найдена и изничтожена тоже в весьма сжатые сроки. Уже без закуски, потому как все, что можно было просто вынуть из холодильника и немедля употребить, мы уже вынули и употребили. А затевать в ночи на кухне готовку мы не стали. Не потому что лень, а потому что стопудово перебудили бы весь дом и огребли бы люлей, впрочем, конечно же заслуженно. В четыре часа утра стало очевидно, что спиртного в доме больше нет. Хотя нет, вру, в доме было спиртное в количестве трех литров яблочного сидра, но во-первых, он был куплен с другой целью, во-вторых, градус мы с Зиминой стараемся не понижать (хотя что-то мне подсказывает, что вино после наливки в это правило не вписалось, но в случае с сидром разница была бы совсем неприличной), ну и в третьих, даже тогда мы понимали, что сидр после такой ударной дозы не произведет на нас никакого впечатления и должного эффекта. Правда, можно было стянуть запасы самогона, который еще не стал наливкой, и посредством манипуляций и процеживаний, а также смешивания с ягодами, самим изготовить подобие вожделенной настойки, но вряд ли этот процесс произвел бы меньше шума, чем попытка, к примеру, в ночи пожарить мясо. Да и в нашем умении производить наливку мы как-то сомневались, ибо мы не по этой части, вот употребить — это да, тут мы непревзойденные мастера. Ну, и еще, у меня было стойкое подозрение, что даже если мы с Зиминой провернем эту операцию тихо (что само по себе утопия), и на выходе получим некий продукт, который сможем употребить (тут шансы были, вряд ли мы бы стали заморачиваться над букетом, вкусом и послевкусием), то наутро нас за это дело не премируют. Ибо за засранную кухню и испорченные запасы самогона и ягод никого не премируют. А потому мы волевым усилием решили отложить важную дискуссию на следующий день, и разошлись спать.

Читайте также:  Поздравления с днем рождения Степану

Усилия избежать люлей, впрочем, были тщетны. Нас все равно ни фига не премировали. Потому как родительский завтрак накрылся медным тазом. А уж когда они обнаружили, что все три бутылки настойки были нагло выпиты в ночи, нам прочитали лекцию о вреде пьянства и выставили в магазин, что было безусловно справедливо, наказав пополнить запасы хлеба, колбасы и сыра, а заодно и купить себе спиртное, потому как если мы будем уничтожать плод их трудов с такой скоростью, они вообще перестанут это делать, потому как двух алкоголичек поить никто не подряжался.

Настроение, впрочем, у нас было достаточно бодрое. Натуральный подукт не смогло испортить даже то, что мы периодически мешали его с винишком, никакого похмелья у нас не наблюдалось, и пока мы восполняли съеденные нами продовольственные запасы, мы мечтали, что вот сейчас мы приедем, развернем шезлонги и сделаем то, благодаря чему сидр спасся от ночного уничтожения ибо Зимина открыла для себя рецепт странного «Мохито», привезла для этого все ингридиенты и доказывала мне, что нет в жизни удовольствия больше, чем в жару употреблять этот освежающий напиток, полулежа под палящим солнцем и медленно покрываясь стойким подмосковным загаром. Ее мечта была столь прекрасна, что нас не смущало даже то, что погода, которая с утра подавала очень уверенные надежды на жару, пока мы скитались по рынкам и магазинам испортилась, а на обратном пути нас и вовсе накрыл приличной силы ливень. Но мы все равно были одержимы нашими мечтами — Зимина — о мохито, а я о незабываемом Дне взятии Бастилии, для чего мы, не задумываясь, приобрели вина с большим запасом.

Теперь про «Мохито». Да, я в курсе, что этот напиток делается на основе рома, минеральной воды, сиропа, лайма и мяты. Но Зимина меня быстро убедила, что ром с водой и сиропом прекрасно заменяется яблочным сидром, и если туда накрошить лайма и мяты, то вкус получается очень освежающим и вообще, нечего придираться. Я и не придиралась. Но обломы начали сыпаться на нас сразу же по возвращении, а потому мечта Зиминой так и осталась мечтой, хотя, видит бог, мы очень старались воплотить ее в жизнь.

Первым накрылся пункт «жара». Не, не могу сказать, что было холодно, но солнце практически не выглядывало из-за туч, а тучи, в свою очередь, иногда повторяли фокус с ливнем. Пункт «загар» как бы тоже подкачал, хотя мы бодро утешали себя тем, что ультрафиолет и сквозь тучи прекрасно просачивается. Но, эффект, уже был смазан. Ну, и пункт «мохито» тоже не то, чтоб получился на пять баллов. Потому как соорудив себе два бокала этого волшебного напитка, добавив туда немного лайма, много мяты (особенно расстаралась я, потому как сильно ее люблю) и по горсти малины (исключительно потому что она уродилсь и ее было много, а Зимина сообщила, что «мохито» от этого только выиграет), залив эту красоту сидром и полюбовавшись на исключительную красоту коктейлей, мы поняли одну печальную вещь — мы забыли трубочки для коктейлей. Родители Зиминой хихикали над нашими страданиями, а когда мы поинтересовались, не заволялись ли у них такие необходимы штучки, так и вовсе оборжались и предложили нам на выбор — приладить под это дело тоненький шланг от самогонного аппарата или употреблять напиток через стрелку лука, сорванного на огороде. Первое претило нам из эстетических соображений, а второе, помимо опять же не сильной эстетичности, грозило еще испортить вкусовые качества напитка, а потому мы мужественно пили «мохито» без трубочек, отплевываясь то мятой, то малиной, но честно осилили все запасы сидра.

Шашлык не стал исключением в этой череде мини-обломов. Он получился жестким. Но и его мы мужественно съели, сколько могли, а остальное отправили тушиться, что, конечно, сделало его мягче, но, увы, гордое звание шашлыка он потерял.

Далее в наших планах значился футбол. Не знаю, как кому, но субботний матч за третье место показался мне невозможно унылым. Тако ощущение, что обоим командам было плевать, кто станет третьим, а кто четвертым, оттого смотреть на них было невыносимо скучно. А когда кончился футбол, то его по просьбе МЧ Зиминой сменила пятьсот восемнадцатая серия «Великолепного века» и страданиях Хюррем-султан и ее султана. Мало того, что сериал крутят уже третий раз, а потому он просто уже задолбал, так тут еще и действие разворачивается ближе к концу — это когда яркую рыжеволосую красавицу Хюррем заменили на старую грымзу, призавать в которой прежнюю Хюррем я отказываюсь напрочь, да еще и сценаристы явно исписались.

В результате — в десятом часу вечера, произнеся только один тост за взятие Бастилии, выпив за ужином всего одну бутылку вина на троих (вместе с мамой Зиминой) и обожравшись жесткого шашлыка, Зимина задрыхла прямо под интриги гарема Османской империи, а я, не найдя места завалиться рядом, ушла в свою комнату чтобы почитать, и вырубилась не осилив и страницы текста.

Нет, на следующий день мы, конечно, кое-что наверстали, да и финальный матч порадовал, не в пример субботнему, но это уже было 15 июля.

Так что, увы, день взятия Бастилии снова прошел впустую. Заколдованный он, какой-то, ей-богу. Или это просто мы с Зиминой стареем, и наши организмы усиленно сопротивляются движухе и алкогольным излишествам два дня подряд?

ПС: Тем, кто случайно увидел вывалившийся пост, который был почти сразу же снесен, спешу сообщить, что пост вышел случайно, по причине склероза автора, так как еще не дописан. Как допишу, он непременно выйдет.

Источник

«Ну вот, день взятия Бастилии впустую прошел»: самые яркие цитаты из фильмов Владимира Меньшова

Народный артист Советского Союза умер от последствий коронавируса на 82-м году жизни. В эти дни о величии Владимира Валентиновича — и как кинорежиссера, и как артиста — будет сказано очень много.

У Меньшова был особый дар — создавать народные киноленты. Таких мастеров за всю историю российского кино можно по пальцам пересчитать: Гайдай, Рязанов, Данелия и Меньшов. Есть отдельные суперфильмы в этом жанре у отдельных кинорежиссеров, но сделать таких более двух удалось только единицам.

Показателем этой «народности» может быть то, что население бывшего Советского Союза употребляет фразы из кинокартин Владимира Меньшова, причем некоторые по несколько раз на день. И многие даже не знают, что это цитаты из его фильмов.

Эти высказывания заменяют постсоветским людям систему «свой — чужой»

Любого «не нашего», даже без акцента, который говорит по-русски, можно вычислить, если окажется, что он не знает этих фраз. Причем они уже давным-давно живут своей жизнью. Много молодых людей в настоящее время употребляют эти высказывания, даже не зная первоисточника. В память о Владимире Валентиновиче собраны знаменитые цитаты.

11 февраля 1980 года кинокартину Меньшова первый раз показали по телевидению. Мелодрама очень понравилась публике, она стала лидером проката и даже получила «Оскар». А телезрители запомнили не только актеров, которые исполнили главные роли, но и их высказывания.

Вечер перестает быть томным…

Ждите меня здесь. В квартиру всех впускать, никого не выпускать. В случае сопротивления открывать огонь.

Хеллоу! Общежитие слушает!

Черт побери! Вы так вкусно рассказываете, что у меня аж слюнки потекли.

— Значит, вы плохой человек? — Я?! Да у меня практически нет недостатков!

Иногда такую глупость услышишь, а оказывается — точка зрения.

Чтоб генеральшей стать, надо за лейтенанта замуж выходить, да помотаться с ним по гарнизонам лет 20, по тайге всякой, по пустыне.

Поверьте, в 40 лет вам будет казаться, что вот теперь только и начинается жизнь.

Ну, ладно, ладно. Москва слезам не верит.

«Любовь и голуби»

Этот отечественный фильм можно пересматривать постоянно, а фразы из него давно используют в жизни. В основе произведения и фильма — настоящая история семьи Василия и Надежды Кузякиных, которые жили на родине Владимира Гуркина. В 2011 году в Черемхове был установлен памятник героям киноленты «Любовь и голуби».

Читайте также:  Евгений Мартынов биография информация личная жизнь

Интересным фактом является еще то, что Александр Михайлов изначально отказывался от роли. На роль Кузякина также пробовались Лавров, Сморчков, Борцов и Юрский, которого затем утвердили на роль дяди Мити.

На роль Надежды также пробовалась Любовь Полищук, а Наталью Кустинскую забраковал художественный совет. Роль Раисы Захаровны изначально была предложена Татьяне Дорониной, но она отказалась. Потом Ольге Яковлевой, а также Вере Алентовой.

— Ах ты, сучка ты крашена!

— Почему же крашеная, это мой натуральный цвет.

Людк, а Людк! — Тьфу! Деревня!.

Ну вот, день взятия Бастилии впустую прошел…

Что характерно — обнаглели!

Помру — Ваську на поминки позову, а тебя, оглоедку, не пущу!

Это откудова к нам такого красивого дяденьку замело? Иль че забыл, сказать пришел? Ой, гляньте-ка, в глаза не смотрит — наверно двойку получил!

Вот так прям чем-то и убила б!

Вот побарствует маленько и притопает.

Инфаркт микарда. Вот такой рубец. Вскрытие показало.

«Ширли-мырли»

Фильм является отражением обстановки девяностых годов, которая царила в распавшейся стране. Позднее Владимир Меньшов признался, что хотел снять кинокартину именно про перестройку. Кстати, для оскароносного кинорежиссера комедия стала первой работой, которой он заинтересовался через 10 лет после выхода мелодрамы «Любовь и голуби».

Сюжет повествует об алмазе, который самолетом транспортируют в столицу, но в итоге он оказывается в руках мафиозо. У того его похищает вор-рецидивист Василий Кроликов.

Последнего с алмазом ищут как государство, так и мафия. И те, и другие устраивают засаду на квартире Кроликова, где проживает его мать Прасковья Алексеевна и регулярно появляется сосед Николай Петрович, который выступает иногда в роли понятого.

Прости меня, Васенька, дуру грешную…

Думать будем, когда алмаз добудем!

Дарлинг, ты такой разный, непредсказуемый.

Как говорится в старинной русской пословице: „Конец делу абзац“… Я хотел сказать „Абзац делу венец“.

Шаг влево, шаг вправо считается побегом. Прыжок расцениваю как попытку улететь.

«Розыгрыш»

Владимир Валентинович отснял кинокартину «Розыгрыш» в 1976 году. Тогда фильм стал лидером проката, его пересматривали по много раз, а подростки того времени ассоциировали себя с теми героями, которые переживали сложные отношения на телеэкране.

Сюжет картины разворачивается в обычной школе. Все началось с шутки лидера класса — парень подговорил ровесников отложить контрольную работу и для этого попытаться обмануть преподавателя математики, Марию Васильевну, что та якобы не предупреждала о контрольной.

Все раскрылось случайно. Учительница, которая успела уже извиниться перед классом, стала объяснять новую тему и неожиданно спросила скромную Таю Петрову, которую одноклассники называли «юродивой» из-за ее болезненности, предупреждала ли она о контрольной. Девушка не могла солгать. Мария Васильевна, возмущенная жестокостью класса, всем, кого спрашивала, поставила по единице.

Можно ждать, как жизнь сложится, а можно самому ее складывать.

Почему вы, вообще все взрослые, почему вы как-то пугаете нас жизнью? Чуть что — жизнь покажет, жизнь проучит. Ведь если всю дорогу только худшего ожидать, то так и будешь ходить с насупленными бровями.

Чтобы занять свое место в жизни, нужно учиться выбирать.

А все-таки контрольная состоялась. Только задачи в ней были не тригонометрические, а нравственные. А решили вы их неверно.

— Неврастеник! Гитарист из подворотни!

— Нет, он не неврастеник. Просто он возбужденный. Но это от талантливости…

Цель в жизни — вещь великая, но цель-то эта — в жизни!

«Зависть богов»

Кинокартина о любви, страсти и человеческих взаимоотношениях тоже стала народной. Действие «Зависти богов» происходит в начале осени 1983 года в столице в обстановке холодной войны на фоне реальных событий того периода.

Главная героиня фильма Соня — редактор на телевидении. У нее есть сын Александр, выпускник школы, и супруг Сергей, очень успешный писатель. Однажды к ним погостить приезжает француз Бернар, с которым ее муж познакомился во время работы над книгой, в сопровождении переводчика Андрэ. У последнего в Париже есть семья. Но эта встреча смогла перевернуть их жизни.

Андрэ влюбляется в Соню и ищет новой встречи с женщиной. Соня поначалу уклоняется, но Андрэ в итоге добивается своего, и ею также овладевает страсть.

— А еще мне почему-то страшно.

— Страшно. Просто вы, русские, боитесь быть счастливыми.

Все терпят, и ты терпи. Раз больно, значит живая!

Что может интеллигентный человек испытывать к этой стране, кроме брезгливости?

— Соня, вы такие хорошие люди, почему вы так плохо живете?

— Ну, так может, потому, что мы такие хорошие…

Это русский казус! У вас в магазине ничего нельзя покупать. У вас пустыня! Но когда ты делаешь визит, на столе есть все. Прилавок пустой, холодильник полный!

Основную роль в киноленте, как и в большинстве других, исполнила любимая муза Владимира Меньшова, на которой режиссер был женат практически шестьдесят лет. Вера Алентова была со своим супругом до конца, их разлучила только болезнь. В настоящее время знаменитая актриса госпитализирована с подозрением на коронавирусную инфекцию.

Источник

Наши любимые советские фильмы, мультики, музыка из кино, плакаты и фото

  • ВСЕ ФИЛЬМЫ
  • — военные
  • — драмы
  • — детективы
  • — комедии
  • — приключения
  • — фантастические
  • — документальные
  • — детские
  • — зарубежные
  • ПО СЮЖЕТАМ
  • ЦИТАТЫ ИЗ ФИЛЬМОВ
  • ВСЕ РАДИОЗАПИСИ
  • — радиопередачи
  • — радиопередачи дет.
  • — песни из фильмов
  • — речи и воен. сводки
  • ВСЕ ДИАФИЛЬМЫ
  • — детские
  • — рассказы

    Цитаты из советского фильма Любовь и голуби

    — Соль — это белый яд.
    — Как жить, дядь Мить?
    — Чёй-то, Людк? Пыс пыс-то, чё?

    — Курлы-курлы. Ну, Олька, давай говори матери как на духу — покупал батя голубей иль нет? Слышь, кому говорю-то?

    — Людк, а Людк! Ты деньги брала, а?

    — О, хватилась Надюха-то. А денежки-то бабай унес.

    — Ну вот /* в смысле фиг */ тебе на платья и на мороженое,
    а тебе Людка, вот /* целых два фига */ — на сапоги и на помады.
    О-тать. будем теперь. голодом сидеть!

    — Чет-ты размахнулась на двадцать пять рублей-то, Надюха, а?
    — Ой! Иди! Целуйся там со своими голубями. Обдирай, обдирай нас как липок.

    — Людк!
    — Ну?
    — Гну! Чё делать-то будем? Деньги последние были.

    — А ты с книжки сыми.
    — Щас я как те пульну! Много клал-то? Шоб сымать.

    — Дак не я, ты клала.
    — Прям чем так и убила б паразита!

    — Ну, Людк, иди, неси сберкнижку.
    — Где?
    — Тама!
    — А.
    — А!

    — А ты че стоишь, уши растопырила? Отцова заступница.

    — Да не пил, не пил я! Хотя повод есть. День взятия Бастилии впустую прошел. Василий, это вы чем руки-то моете. Паразит!

    — О! Уж закусывают. Ну как же. Я говорю, закусывают уже?!
    — О! Саня пришла.

    — Да не пил, не пил я! Хотя повод есть. День взятия Бастилии впустую прошел.

    — Восемьдесят лет со дня рождения. Ух ты, а ей уж восемьдесят?!

    — Василий, это вы чем руки-то моете. Паразит!

    — А, ничего вы не петрите в красивой морской жизни.

    — Режь меня — не понимаю. Я со своей кикиморой воюю, партизаню, ты ходишь — виноватишься. Че она у тебя рыпается?
    — Дак из-за голубей все. Да она уже не сердится, ага.
    — Шибанешь разок — все, как шелковая станет. Что характерно — обнаглели.

    — Вот как у джигитов этот вопрос поставлен. Когда они разговаривают — она в комнату не войдет. Потому — горняки! То-есть, эти — люди с гор.

    — Конечно, где ж ему быть-то, как не здесь?
    — Дак, Надюх, я только пару кружечек-то, вкус-то не забыть, ага.

    — Шибанешь разок — все, как шелковая станет. Что характерно — обнаглели.Дак, Надюх, я только пару кружечек-то, вкус-то не забыть, ага.

    — Надюха!
    — Ты где бегал, черт малохольный?

    — Страшную весть принес я в твой дом, Надежда. Зови детей.

    — Кикимор я не понимаю. Убери ее, Надежда!

    — Он у вагона стоял.
    — Ну, кто стоял-то? Кто стоял? Василий?!

    — Бревно! С вагона соскользнуло, кувырк на землю, одним концом Ваську по голове. Шибануло вашего отца, Людка! Все!

    — Всё, всё. Теперь так и останется.
    — Че останется?
    — Косоглазие.
    — Так он живой?
    — Ты чё каркаешь, дура? Конечно живой! А глаз как это. один туда, один сюда. А вы че подумали.

    — Страшную весть принес я в твой дом, Надежда. Зови детей.Чего такое?

    — Фигура вторая. Печальная.

    — Прости, Надежда.
    — Обрыбишься!

    — Потом вышел врач, говорит: умерла, дедушка, твоя бабушка.

    — Шаг сделаю — не держат ноги. Как вата, ноги. До сих пор трясутся. руки.

    — Выпей!
    — Не надо! Санечка не любила этого.

    — Инфаркт Микарда! Вот такой рубец! Вскрытие показало.

    — Лёнь! Баб Шура-то померла!
    — Нормально.

    — Шо характерно — любили друг друга.
    — Знаете, как она меня называла? Никто не знает! Я ей говорю — Санюшка! А она мне — Митюнюшка.
    — А голос какой! Скажи ж, Надь! Как запоёт!

    — Откопались уже?
    — А че эт ты?
    — Сон рассказываю. Приснится же, зараза такая.

    — Потом вышел врач, говорит: умерла, дедушка, твоя бабушка. Беги, дядь Мить!

    — Умные они, ёшкин кот.

    — Извините. Что помешал вам деньги прятать.
    — Ну, ну, давай еще, раззвони по всему поселку! Трепло!

    — Понял, вот.. сюда положишь, на булавочку застегнёшь.
    — А расстегнётся?

    — Ой! Ты чё наделала-то?
    — Погладила.
    — Да кто ж его теперь завяжет-то? Всё! Съездил на курорт!

    — Проститься с другом имею право!
    — Ну, Василий, мягкого тебе полёта.

    — Как это место называется?
    — Курорт органов движения.

    — Все! Давай, распаковывай чемодан.

    — Вот так, пуговку расстегнешь, и хорошо.
    — Пуговку? Там же. юг!
    — Культура!

    — Ну, Людк! Ну красавица.
    — Я другой узел вяжу.

    — Ракушек мне привези. И пальму.
    — Ой, дочь, пальму-то на себе переть?
    — Веточку.

    — Вот так, пуговку расстегнешь, и хорошо. — Пуговку? Там же. юг! — Культура!Ракушек мне привези. И пальму. — Ой, дочь, пальму-то на себе переть?
    — Веточку.

    — Товарищ Кузькин?
    — Ага, Кузякин.
    — Владимир Валентинович?
    — Ага, Василий Егорыч.
    — А, ну правильно, у меня профессиональная память.
    — Я извиняюсь, вы тоже на курорт органов движения после травмы?
    — Боже сохрани. Мне этот климат посоветовала моя экстрасенс.
    — «Экстра»-кто?
    — Сенс! Она будущее провидит.

    — А то ведь как экстрасенса выявляют — его сразу на учет ставят.
    Он тогда работает в государственном масштабе.
    Провидит, что происходит за рубежом.

    — Экстрасенс делает запрос в космос: «Так, мол, и так, мол! Как?»

    — Шестнадцать гуманоидов нашли на месте аварии. Небольшого роста, в среднем метр двадцать. Зеленого цвета, бесполые (!). Знаете, такие мудрые грустные глаза.
    — А вы что, их видели, Раиса Захаровна?
    — Я, видела? Их никто не видел.

    — Хрясь! И все, что болело — в мусорное ведро.

    — Раиса Захаровна, а баба-то эта жива?
    — О, еще как жива! Прекрасно себя чувствует. Правда, не узнает никого. Память почему-то отшибло. Но важен не результат, а процесс.

    — Знаете, какой вопрос меня все больше и больше занимает?

    — Надюха — мой компас земной.

    — Мой папа очень хотел мальчика, а родилась девочка.
    — Как назвали-то?
    — Кого?
    — Девчушку-то??
    — Раиса Захаровна!
    — Не понял.
    — Ну, мой папа хотел мальчика, а родилась девочка — Я!
    — Аааа.
    — Но меня всегда удивляло другое. Как эти глупые птахи способны к нежности? Почему у людей все иначе? А. Почемуу?
    — Точно! Точно. Она мне говорит: «Куда деньги дел, куда деньги дел?»
    — А куда деньги дел?

    — Вот отчего такое, а?
    — Вероятно, инстинкт размножения.
    — Любовь. Вероятно.

    — Так вот ткнула пальцем — ‘вот горячая точка. Он сейчас здесь’Вот отчего такое, а? — Вероятно, инстинкт размножения. — Любовь. Вероятно.

    — Чёй-то, Людк? Пыс пыс-то, чё?
    — Постскриптум. Послесловие.

    — Как яму не стыдно, поросёнку. Кобель. Вот ведь какой кобель батя ваш!
    — Чего реветь-то?
    — Ой, чё делать не знаю! Ой, горе-то како! Лёшк, поросятам дал.
    — Дал.

    — За шкирку его потрясь — и будет с него. А ну-ка сядь! Сядь! Куда идешь?
    — Да в уборную я!
    — И я с тобой!

    — Что ж так плохо за кадрами смотрите? Бегают куда хотят ваши кадры

    — Вообще-то, знаете, у нас текучки нет.
    — А у нас текучка. Ох, кака страшна у нас текучка.

    — Вы его любите?
    — Чё?
    — Любите ли вы этого человека?
    — Ой. да какой человек. Да был бы это человек, да разве б он так поступил?

    — Бог-то не тимошка, видит немножко.

    — А если это любовь, Надя?
    — Кака любовь?!
    — Така любовь! Вот о чём должны вы были сначала подумать, Наденька!

    — Кака тут любовь? Когда вон, воздуху мне не хватат. Надышаться не могу. А в груди прям жгёт! Прям жгёт, как будто жар вон с печи сглотнула.

    — Что такое? Что это вы на меня так смотрите?

    — Людк, а Людк! Глянь, че делается. Это ведь она.

    — Ах ты, сучка ты крашена!
    — Почему же крашена? Это мой натуральный цвет!

    — Ах ты, сучка ты крашена! — Почему же крашена? Это мой натуральный цвет!Девушки, уймите вашу мать!

    — Девушки, уймите вашу мать! Тихо. Тихо. Зараза! «Людк, а Людк!» Тьфу! Деревня!

    — Узнаю, кто из вас с отцом видится — прокляну.

    — Соль — это белый яд.
    — Так сахар же белый яд!
    — Сахар это сладкий яд.
    — Раиса Захаровна, может, с хлебушком, а?
    — Хлебушек — это вообще отрава!
    — Нет, я бы сейчас горбушечкой отравился бы! Ну правда, жрать охота!
    — Не «жрать», а «есть»!
    — Чо?
    — Да не «чо», а «что»!

    — Почему люди такие жестокие?

    — Вон носки, рубахи стирать не умею.
    — Но, но ты уже научился!
    — Матерюсь.
    — А мне нравится, это пикантно. Я привыкла. Хочешь, ЁШКИН КОТ, я тоже буду?

    — Ты идешь к этой горгоне?
    — Не, я к жене.

    — Соль — это белый яд. — Так сахар же белый яд! — Сахар — это сладкий яд.Да кака судьба? По пьянке закрутилось — и не выберешься.

    — Отпустите меня, Раиса Захаровна.
    — Не убивайте меня, Василий. Я знаю, мы с вами из разных социальных пластов. Но ведь нас судьба свела.
    — Да кака судьба? По пьянке закрутилось — и не выберешься.

    — Ты перекинь думки-то свои, на хозяйство-то.

    — Куда он все хотел-то, ты говоришь?
    — О господи. Ну в бар, в бар!
    — Где ж я ему возьму-то, этот бар.
    — Вот побарствует маленько и притопает.

    — Мамка твоя плохая тута — дома, а папка твой хороший — вона, другу мамку себе заимел!

    — А как в городе-то хвост-то тебе прижало, куда ж ты, мила моя, прибежала?! К маме!

    — Однако, потоп сейчас будет.
    — А ты из меня сколько крови выпил? Я ж спокойные дни-то на пальцах могу сосчитать!

    — Чтой-то вы все взъерепенились, я погляжу.

    — А ты из меня сколько крови выпил? Я ж спокойные дни-то на пальцах могу сосчитать!Чтой-то вы все взъерепенились, я погляжу.

    — Это откудова это к нам такого красивого дяденьку замело? Иль чё забыл, сказать пришёл? Ой, гляньте-ка, в глаза не смотрит — наверно, двойку получил!

    — Полюбовница на спички денег не даёт.

    — Что характерно, Лёнька не одобрил твой поступок.

    — Когда Ленька-то топор-то подхватил, я манёхо не родила.

    — Не пойду!
    — Ну и сиди. Тока знай: я с сегодняшнего дня с тобой тоже в контрах!

    — Помру — Ваську на поминки позову, а тебя, охламонку, не пушщу!

    — Полюбовница на спички денег не даёт.Не пойду! — Ну и сиди. Тока знай: я с сегодняшнего дня с тобой тоже в контрах!

    — Ишь ты, орган движения они лечили, орган движения! Поотрубать бы вам к чёртовой матери эти органы-то!
    — С базара вон, в магаззин домой иду, вся трясуся.
    — Васенька, ты че, прям сейчас, что ль? Увидят.

    — По столовкам ходить не много радости.

    — Все, хватит, запартизанились мы тут с тобой. Надо выходить из этого, как его, подполья-то.

    — Ишь ты, орган движения они лечили, орган движения! Поотрубать бы вам к чёртовой матери эти органы-то!Васенька. Наденька. Васенька, ты че, прям сейчас, что ль? Увидят.

    — Говорила: Оденься! Оденься! — Потеплело! Потеплело!

    — А какие войска, сынок?
    — На границу.
    — Ой.
    — Щас там тихо.

    — Ну скажи ты ей!
    — А че сказать-то, сынок?
    — Чтоб не ревела.
    — Надюх! Не реви!

    — Вот, сынок, когда я служил, старшина веревочку натянет, как задницей задел — так наряд вне очереди.
    — А когда я служил, у нас проволочку колючую натягивали. Немцы. А к ней мины. Наряд вне очереди.

    — Слышь, сынок, ты там смотри, чтоб ни одна холера-то на нашу землю.
    — Брось, брось, Василий, никто на нас не кинется. Не паникуй.

    — Сань, может мы тоже пойдём с тобой — состругаем себе снегурочку, во жизнь-то.

    Источник