Девятидневная королева страшная судьба леди Джейн Грей
Девятидневная королева страшная судьба леди Джейн Грей

Девятидневная королева страшная судьба леди Джейн Грей

Девятидневная королева: страшная судьба леди Джейн Грей

«Девятидневная королева», леди Джейн Грей, — одна из самых трагических фигур в истории монархии. В 16 лет благочестивая и образованная молодая девушка не желала становиться королевой Англии, но благодаря политическим махинациям ее отца, Генри Грея, это произошло.

Леди Мария Тюдор, дочь Генриха VIII и законная наследница, не приняла этот переворот и собрала достаточное количество последователей, чтобы свергнуть Джейн всего за девять дней. После пребывания в Лондонском Тауэре девушка была обезглавлена ​​в шестнадцатилетнем возрасте.

Юные годы

Джейн появилась на свет осенью 1537 года в семье Фрэнсис Брэндон, младшей сестры Генриха VIII и Генри Грея, первого герцога Саффолка. В десятилетнем возрасте девочка была отдана на воспитание в семью Томаса Сеймура, дяди Эдварда VI, и Кэтрин Парр. Под влиянием королевы Джейн получила строгое протестантское образование и стала одной из самых образованных юных особ своего времени.

После смерти королевы Кэтрин в октябре 1551 года король Эдуард VI благословил отца Джейн Генри Грэя на герцогство. Тогда девочка стала появляться при дворе. Отец использовал Джейн в качестве пешки для продвижения своих собственных политических амбиций, потому решил отдать ее замуж сначала за лорда Хертфорда, потом и самого короля. Однако ни один из этих планов не осуществился, и леди обвенчалась в результате с лордом Гилфордом Дадли, сыном самого влиятельного человека в стране.

Дворцовый переворот

В феврале 1553 года, когда Джейн было 15 лет, король тяжело заболел. Согласно завещанию его отца Генриха VIII (двоюродного деда леди Грей), она становилась наследницей престола при условии, если его сын Эдуард и дочери Мэри и Елизавета скончаются без посторонней помощи.

Когда стало ясно, что Эдвард умирает, отец Гилфорда Дадли, который уже контролировал правительство, убедил короля подписать завещание, согласно которому на трон должна была взойти Джейн Грей. Герцог и его последователи отчаянно пытались помешать Марии Тюдор, старшей дочери Генриха VIII, стать королевой. И когда Эдуард умер 6 июля 1553 года, Джейн сообщили, что она теперь взойдет на трон. Джейн сделала это с большой неохотой. После официального провозглашения она поселилась в Лондонском Тауэре.

Происки Марии Тюдор

Узнав о смерти Эдварда VI, леди Мария Тюдор немедленно покинула свою резиденцию в Хансдоне, чтобы сорвать планы герцога Нортумберленда, который планировал похитить ее. Из безопасного места в Восточной Англии Мария начала собирать своих католических сторонников и планировать свои последующие шаги.

Как только герцог покинул Лондон, чтобы противостоять Марии, тайный совет понял, в какую сторону дует ветер, и переключил свою преданность с Джейн на Марию — удивительно, но даже отец девушки вступил с ней в противоборство. 19 июля 1553 года Мария была провозглашена королевой Англии, а Джейн и ее мужа заключили под стражу.

Массовая казнь

Герцог Нортумберлендский был казнен 22 августа 1553 года. Джейн и ее муж были обвинены в государственной измене 13 ноября 1553 года. Оба признали себя виновными и были приговорены к смертной казни. Однако исполнение было приостановлено. Королева провозгласила, что собирается выйти замуж за будущего испанского короля Филиппа II, католика. Те, кто не поддержал ее, включая герцога Саффолка, отца Джейн и ее саму, были обезглавлены.

12 февраля 1554 года супруга Джейн казнили на глазах у публики на Тауэр-Хилл, его труп показали леди Джейн, которая находилась в Тауэре и читала Псалом 51. Следом обезглавили и ее. Отца девушки казнили 11 дней спустя, но ее мать получила полное помилование и даже спустя несколько лет вступила в повторный брак.

Наследие

Леди Джейн Грей, которую в разное время считали то расчетливым узурпатором трона, то невольной политической пешкой, теперь стала олицетворением трагической героини реформации. Подлинного портрета леди Джейн Грей не существует, это позволило массовой культуре взять свободу воли, изображая ее то красивой, то романтичной барышней, которой суждено было стать политическим и религиозным мучеником.

История о леди Джейн Грей стала легендарной отчасти благодаря Книге мучеников Джона Фокса, в которой подчеркивалась благочестие молодой королевы.

Место рождения леди Джейн Грей доподлинно неизвестно, но умерла она в Лондонском Тауэре и похоронена в соборе Святого Петра в Винкуле в Лондоне.

Источник

Женщины в истории: Джейн Грей

Джейн Грей (англ. Jane Grey; октябрь 1537 — 12 февраля 1554), или леди Джейн Дадли (с 1553) — королева Англии с 10 июля 1553 года по 19 июля 1553 года. Известна также, как «королева на девять дней». Казнена по обвинению в захвате власти 12 февраля 1554 года. Англия. XVI век. Время Тюдоров. С одной стороны, этот период считается самым ярким в истории страны, эпохой расцвета и великолепия. В результате Реформации у государства наконец появились свободные земли и средства из числа конфискованных у католической церкви. Это позволило оснастить флот, сумевший разгромить испанскую “непобедимую армаду”. Англия стала владычицей морей и хозяйкой торговли. Но за роскошью и богатством просматривались плахи и казни. Вместе с тем, это было время раздоров, религиозного самоопределения и политической нестабильности. Такого количества тюрем туманный Альбион не знал ни в один другой период. И среди всего этого хаоса и процветания, подобные миражу, стоят в английской истории девять дней правления королевы Джейн. Леди Джейн Грей родилась в октябре 1537 года в Брадгите (графство Лестершир) в семье Генри Грея, 3-го маркиза Дорсета, (впоследствии герцога Саффолка) и леди Фрэнсис Брэндон, дочери Марии Тюдор и внучки короля Генриха VII. Таким образом Джейн, как и её младшие сёстры Катерина Грей и Мария Грей, приходилась королю Генриху VIII внучатой племянницей. Она не должна была стать королевой. Девушка не готовила себя к этому, да и никто ее к этому не готовил. Генрих VIII обеспечил себя вполне достаточным количеством наследников, чтобы Джейн, пусть и правнучка Генриха VII по материнской линии, не думала об этом. С самого раннего детства ее больше всего на свете волновало лишь собственное развитие и совершенствование. После Реформации, проведенной Генрихом VIII, церковь перестала быть монополистом в вопросах образования и женщины получили возможность заниматься не только рождением детей, хозяйством и домом, но и самообразованием. Конечно, подобное могли позволить себе только аристократки. Далеко не все стремились к этому, однако среди англичанок XVI века исследователи насчитывают полтора десятка высокообразованных женщин (в их числе и дочери Томаса Мора, канцлера Англии). Они не только пели и танцевали, играли на музыкальных инструментах, но и свободно читали по-латыни и по-гречески, изъяснялись на итальянском и французском языках. Джейн Грей выделялась даже на их фоне. Латынь, греческий, французский и итальянский она изучила еще в детстве, позже дополнив этот перечень испанским языком. Этого ей показалось мало, и впоследствии она освоила древневавилонский, древнееврейский и арабский языки. Чтение было одним из немногих развлечений для Джейн. Воспитанная в строгих нравах пуританства, она практически не принимала участия в светской жизни. Кроме того, она отличалась добротой, покладистым нравом и религиозностью. Джейн была воспитана в протестантской вере, и всё её окружение было враждебно настроено против католицизма. Но её детство не было счастливым, ей часто приходилось сталкиваться с деспотизмом отца и жестокостью матери. Леди Фрэнсис в качестве воспитательных мер часто прибегала к побоям. Лишённая материнской любви и заботы, Джейн находила утешение в занятиях искусством, чтении книг и изучении древних языков. В 1546 году Джейн Грей была отправлена ко двору королевы Катарины Парр. Там она познакомилась со своими королевскими родственниками: Марией, Елизаветой и Эдуардом. Королева Катарина была доброй и заботливой женщиной, и годы, проведённые под её опекой, Джейн Грей считала лучшими в своей жизни. Глядя на успехи леди Грей, у её честолюбивых родственников возникла идея — женить юного короля Эдуарда VI на Джейн. Принц был с детства дружен с леди Джейн и испытывал к ней приязненные чувства. Однако здоровье Эдуарда не позволяло надеяться, что он сможет дожить до женитьбы — у короля обнаружился прогрессирующий туберкулёз. В начале 1553 года уже ни у кого не было иллюзий относительно состояния короля. Ослабевшего подростка заставили подписать «Закон о наследии». По нему королевой становилась Джейн Грей, старшая дочь герцога Саффолка. Разумеется, Эдуард подписал этот закон не только в силу своей привязанности к подруге детства — Джейн Грей. Члены Тайного совета во главе с регентом Джоном Дадли, 1-м герцогом Нортумберлендом, не желали прихода к власти принцессы Марии, старшей сестры умирающего короля и ярой католички. Это стремление английского правительства активно поддерживалось Францией, находящейся в затяжном конфликте с католической Испанией. Согласно новому закону, дочери Генриха VIII — принцесса Мария и ее сводная сестра принцесса Елизавета — из претендентов на престол исключались, а наследником объявлялась Джейн Грей. Под давлением Нортумберленда 21 июня 1553 г. подписи под новым порядком наследовании поставили все члены Тайного совета и более сотни аристократов и епископов, включая Томаса Кранмера, архиепископа Кентерберийского, и Уильяма Сесила. Объявление Джейн Грей наследницей престола было полным разрывом с английской традицией престолонаследия. По аналогичному закону, подписанному Генрихом VIII в 1544 г., Эдуарду, при отсутствии у него детей, наследовала Мария, ей — Елизавета, а уже потом — наследники Фрэнсис Брэндон и её сестры Элеоноры. Определяя в качестве наследников детей Фрэнсис и Элеоноры, а не их самих, Генрих VIII, очевидно, надеялся на появление у них потомства мужского пола. Поэтому решение Эдуарда VI, отстранив от наследования сестёр и саму Фрэнсис Брэндон, объявить своей преемницей Джейн Грей было воспринято в английском обществе как незаконное. Более того, очевидная заинтересованность Нортумберленда в коронации Джейн Грей порождала опасения английской аристократии в том, что реальная власть будет принадлежать Нортумберленду, уже проявившего себя авторитарным регентом в период правления Эдуарда VI. Летней ночью 1553 года Эдуард VI умирает в возрасте шестнадцати лет. К этому времени Джейн Грей уже стала Джейн Дадли, выйдя замуж за Гилфорда Дадли, четвертого сына герцога Нортумберлендского. Герцог, будучи регентом при молодом короле, решил разыграть свою политическую карту. Существует версия, что он силой принудил Джейн к замужеству со своим сыном, зная о пошатнувшемся здоровье молодого короля. Тогда, возможно, является правдой и то, что к смертельной болезни Эдуарда VI герцог Нортумберленд имел самое прямое отношение. Король Эдуард VI умер в летнюю ночь в Гринвичском дворце так тихо и спокойно, что факт его смерти можно было скрывать всю эту ночь и весь следующий день. Требовалось лишь не разглашать о смерти Эдуарда прежде, чем Мария, дочь Генриха VIII от первого брака, будет заточена в Лондонской Башне и все будет готово для провозглашения королевой леди Джейн Грей. Когда стало ясно, что Эдуард умирает, Совет послал за Марией, и она уже находилась в 25 милях от Гринвича. Как только король умер, лорд герцог Дадли отправил за ней своего сына сэра Роберта с отрядом конной стражи.

Читайте также:  Почему месячные пришли через 15 дней

Источник

Джейн Грей — некоронованная королева Англии, лишившаяся головы из-за дворцовых интриг

Джейн Грей — «Королева девяти дней».
XVI век для Англии можно смело назвать временем расцвета. Эта страна превратилась в великую морскую державу, а c мнением британских монархов стали считаться на мировой арене. Вот только внутренние религиозные раздоры и борьба за трон нарушали покой тех земель. Именно в то время не повезло родиться леди Джейн Грей. В истории она осталась известной как «некоронованная королева девяти дней». Она стала жертвой тогдашней «игры престолов» и лишилась головы в 17-летнем возрасте.

«Стретемский портрет»,
предположительно Джейн Грей. Копия 1590-х годов с утраченного оригинала. | Фото: ru.wikipedia.org.
Перед своей кончиной английский король Генрих VIII составил завещание, в котором назвал своих наследников. Ими стали его дети Эдуард, Мария и Элизабет. В случае, если бы они не оставили после себя потомство или же сами умерли по каким-либо причинам, тогда трон перешел бы в руки к племяннице короля – леди Френсис или ее дочерям.

Эдуард VI был неизлечимо болен и, вскоре после восшествия на престол, он умер. Джон Дадли тут же стал действовать: он послал одного из сыновей пленить законную претендентку на престол – Марию, чтобы трон заняла его новоиспеченная невестка Джейн Грей. Но Мария Тюдор была оповещена о заговоре заранее, и она сбежала из Лондона в свое поместье в Норфолке. Джон Дадли стал давить на юную Джейн, чтобы та согласилась стать королевой.

Источник

Другая леди Джейн

Думаю, все-таки есть, и она – о жизни одной юной английской леди Джейн Грей, которую прозвали «девятидневной королевой». Жила она в 16-м веке и была внучатой племянницей короля Генриха VIII Тюдора.
Наверное, Шекспир не использовал историю ее жизни для создания трагической пьесы лишь потому, что сам жил во времена королевы Елизаветы I, когда история леди Джейн еще не стала «преданьем старины глубокой»…
Жизнь Джейн Грей очень прочувствованно описала современная английская писательница Элисон Уир в своем историческом романе «Трон и плаха леди Джейн».
Джейн родилась в октябре 1537 года, в один и тот же год и в один и тот же месяц, что и будущий король Англии Эдуард VI, сын Генриха VIII и Джейн Сеймур. Но если рождение Эдуарда было огромной радостью для его родителей и для всей страны, то рождение малышки Джейн для ее родителей стало огромным разочарованием – они ждали сына…
Мать родившейся девочки, Фрэнсис Брэндон, маркиза Дорсет (позже получившая по наследству титул герцогини Суффолк), доводилась племянницей Генриху VIII, поскольку была дочерью его младшей сестры Марии, и никогда не забывала о том, что может претендовать на трон. А отцом был Генри Грей, маркиз Дорсет (благодаря своей жене ставший герцогом Суффолк), человек чрезвычайно честолюбивый и амбициозный, под стать своей жене, хотя и недалекий. Оба родителя страстно любили охоту, верховую езду и прочие светские развлечения, а на детей смотрели как на объект исполнения своих честолюбивых замыслов.
Жизнь в Брэдгейте протекала однообразно — Джейн читала, а родители проводили время на охоте. Однажды они взяли с собой Джейн и заставили ее разделывать убитую дичь. Бедная девочка испытала немалый шок.
Они даже к именам дочерей подошли крайне расчетливо: поскольку старшая родилась одновременно с Эдуардом, ее назвали в честь матери будущего короля – Джейн Сеймур. Конечно, теплые чувства к королеве были тут ни при чем – похоже, мысль выдать свою дочь замуж за наследника трона пришла в их головы буквально сразу же после рождения королевского сына.
Вторую дочь назвали Екатериной – в честь пятой жены Генриха VIII, Екатерины Говард. Тут родители «промахнулись», поскольку Екатерина Говард не оправдала надежд короля. Даже младшую, родившуюся с горбиком, назвали Марией в честь старшей дочери Генриха VIII – та очень любила детей и согласилась стать крестной девочки.
Когда Джейн исполнилось 6 лет, родители переехали из поместья Брэдгейт в Лондон, и с этого нежного возраста малышка уже была при дворе. Однако планы ее родителей и планы короля относительно женитьбы принца Эдуарда никак не совпадали. Генрих VIII решил сосватать сыну в невесты внучку своей старшей сестры – дочь шотландского короля Марию Стюарт (в то время невесте исполнился год, а жениху было четыре). Однако гордые шотландцы ну никак не могли позволить, чтобы их любимой страной правил король Англии, и не подписали договор. Позже было решено, что невестой принца может стать французская принцесса Елизавета Валуа…
Тщеславные родители все же не теряли надежды. Король между тем сменил еще пару жен и женился в шестой раз на Екатерине Парр. Кстати сказать, она была удивительной женщиной – умной, очень образованной, доброй и красивой. К тому же была в дружеских отношениях с матерью Джейн, чем, конечно, та сразу же воспользовалась – в 9 лет Джейн уже младшая фрейлина королевы.
Холодная и суровая мамаша не поскупилась на прекрасное, поистине королевское образование Джейн, поскольку всячески подчеркивала принадлежность к королевскому роду, а также считала, что невеста короля должна быть образована не хуже его и принцесс. И довольно жестко контролировала процесс обучения, не гнушаясь даже розгами.
В 3 года Джейн уже ходила с маленькой книжечкой-азбукой, которая висела у нее на шее, и учила буквы, цифры и «Отче наш». В 7 лет она увлеченно читала рассказы о благородном короле Артуре, написанные Томасом Мэлори. Природа вообще не поскупилась, наделяя Джейн талантами: в 7 лет она прекрасно играла на арфе, лютне и лире, аккомпанировала даже королю. Сама королева Екатерина опекала девочку и следила за ее обучением так же, как и за обучением Эдуарда и Елизаветы. Королева вообще дала Джейн гораздо больше, чем родная мать – видя, как та относится к девочке, она старалась всячески компенсировать недостающую материнскую доброту и ласку.
В 12 лет Джейн знала латынь и греческий так, что могла свободно переводить труды древних философов и очень серьезно увлеклась религиозной литературой протестантского направления, поскольку семья проповедовала протестантизм. В этом у нее было много общего с юным королем Эдуардом VI.
Исторический факт – ее встреча с профессором Роджером Эшемом, видным представителем протестантского учения и преподавателем принцессы Елизаветы.
Однажды он остановился в Брэдгейте и, побеседовав с Джейн, был настолько поражен ее глубокими познаниями и любовью к чтению трудов Платона, что попросил у нее разрешения (девочке в то время было 12 лет!) переписываться с ней. Присылал ей ученые трактаты и обсуждал их. Она переписывалась и с другими учеными мужами.
Когда в 1547 году Генрих VIII умер, стало известно, что перед смертью он внес в завещание о престолонаследии дополнение, согласно которому в случае, если все трое его детей умрут бездетными, престол унаследует дочь его младшей сестры Фрэнсис Брэндон и после нее – ее дети. Этим дополнением он пресекал возможные попытки с шотландской стороны, поскольку другая его сестра была матерью шотландского короля Якова V. Это дополнение позже и позволит придворным интриганам возвести на престол 16-летнюю Джейн Грэй. Сейчас же королем стал 9-летний мальчик (между прочим, именно его Марк Твен сделал героем романа «Принц и нищий»).
Вскоре после смерти Генриха VIII королева Екатерина вышла замуж снова – за человека, которого давно любила – Томаса Сеймура, брата Джейн Сеймур (чувство возникло еще до свадьбы с королем, но король, выбрав себе шестую жену, устранил это «небольшое препятствие»: сделал шурина лордом-адмиралом и отправил командовать флотом). Лорд-адмирал имел влияние на своего племянника – юного короля, и родители Джейн вместе с Екатериной Парр надеялись, что ему удастся убедить Эдуарда в разумности брака с Джейн. Однако молодой король прекрасно относился к Джейн, но считал, что жениться он должен на французской принцессе-католичке, для того чтобы убеждать ее в истинности протестантской веры. Именно так он представлял свой долг!
Увы, счастье Екатерины длилось недолго – вскоре она умерла от родильной горячки, родив дочку, Мэри Сеймур. Дальше лорд-адмирал повел себя еще более неразумно, чем в браке с Екатериной: сначала он заявил, что женится на принцессе Елизавете, а для осуществления этой безумной затеи взял в заложники Эдуарда VI. Сеймура арестовали и казнили, причем по приказу его родного брата, бывшего главой Тайного совета и регентом при короле. Вскоре лорда-протектора (регента) свергли и тоже казнили, а Тайный совет возглавил Джон Дадли, герцог Нортумберлендский, организовавший эту «кадровую перестановку». Джон Дадли, пожалуй, сыграл в жизни Джейн самую гнусную роль.
Родители Джейн, ставшие к тому времени герцогом и герцогиней Суффолк, примкнули к этому лагерю.Поскольку надежда стать королевскими тестем и тещей рухнула, они согласились выдать Джейн замуж за Гилфорда Дадли, сына нового лорда-протектора.
К тому времени уже было совершенно ясно, что у короля прогрессирующий туберкулез и он скоро умрет. Джон Дадли, в свою очередь, рассчитывал, что, убедив умирающего короля изменить завещание в пользу Джейн, он заодно сделает королем и своего сына. Так что новые замыслы поражали своей грандиозностью. Конечно, здравые соображения здесь тоже присутствовали – поскольку в случае смерти Эдуарда и прихода к власти (согласно закону о наследовании Генриха VIII) убежденной католички Марии в качестве официальной религии в Англии будет восстановлен католицизм, а протестантов объявят еретиками и начнут жечь на кострах. И лорд-протектор убедил молодого короля объявить своей преемницей Джейн Грей как последовательницу протестантизма.
Джейн, как и многие девочки из аристократических семейств того времени, воспитывалась в полном и безоговорочном подчинении своим родителям. Лучше всего она чувствовала себя среди своих любимых книг, однако родители отдали ее замуж – и она подчинилась (правда, убедительным доводом послужила порка, которую Джейн учинила ее мамочка). Джейн понимала, что все права на престол имеет Мария Тюдор, и не претендовала на корону, мало того – отказывалась от нее, однако ей сказали, что она должна стать королевой, чтобы уберечь народ от расправы католиков-фанатов – и она согласилась. Однако проявила твердость характера и отказалась короновать своего мужа.
Царствовать ей довелось лишь 9 дней, с 10 по 19 июля 1553 года, потому что народ, ради которого она пошла на сделку со своими убеждениями, поддержал Марию (которая позже получила прозвище Кровавая потому, что, естественно, стала насаждать католическую веру и утопила страну в крови). Придворные, раньше лебезившие перед Джейн, разбежались или переметнулись к Марии…
Мария собрала войско и вошла в Лондон. Джейн, Гилфорда и Джона Дадли арестовали. Отца и сына Дадли казнили, а судьбу Джейн должна была решить новая королева. Мария хорошо относилась к своей двоюродной племяннице и прекрасно понимала, что та стала жертвой обстоятельств и непомерных амбиций своих родителей. Она даже обещала Фрэнсис, что освободит ее дочь. Однако давление со стороны Испании, которая обещала Марии поддержку и, главное – мужа, испанского принца Филиппа, было очень сильным. А они требовали показательной казни «преступницы». Мария медлила, но тут подлил масла в огонь герцог Суффолк, папаша Джейн – он принял участие в мятеже против королевы Марии, и требования испанского посла стали уже ультимативными: или казнь Джейн или муж! Как же тут устоять?
12 февраля 1554 года, в возрасте 16 лет, Джейн Грей была казнена.
«Если мои грехи заслуживают наказания, то оправданием их отчасти могут служить мои молодость и доверчивость. Бог и потомки будут ко мне более благосклонны», – так написала Джейн в феврале 1554 года, в Тауэре… Свой молитвенник она подарила коменданту Тауэра. Чудом он сохранился до нашего времени.

Читайте также:  Олег Газманов 8212 Вперед Россия

Надо сказать, потомки ее не забыли – художниками последующих веков написано немало картин на ключевые темы жизни Джейн Грей. В основном это беседа с Роджером Эшемом, Пемброк и Нортумберленд предлагают ей корону Англии и казнь. К тому же англичане, известные любители роз, назвали именем Джейн Грей сорт этих прекрасных цветов.
Я очень удивилась, обнаружив в Интернете целый виртуальный музей Джейн Грей, где собрано множество материалов, так или иначе связанных с историей маленькой королевы поневоле. О неугасающем интересе говорит и снятый в 1986 году фильм «Леди Джейн», где, кстати, отношения ее с Гилфордом Дадли носят романтический характер. Вероятно, авторы сценария отталкивались от легенды, связанной с нацарапанным на стене одной из камер Тауэра именем JANE, а легенда эта гласит, что надпись сделал Гилфорд. Пусть будет так – хочется, чтобы юность все-таки взяла свое, и чистый лучик осветил, хоть и ненадолго, грустную жизнь леди Джейн Грей-Дадли…

Источник



Леди Джейн Грей: проклятие девятидневной королевы

Леди Джейн Грей была возведена на английский трон своим коварным свекром, свергнута жаждущей власти кузиной и лишилась жизни стараниями собственного отца.

13 ноября 1553 года 17-летняя Леди Джейн Грей стала самой молодой королевской женщиной в британской истории, осужденной за измену. Суд над ней, устроенный в Гилдхолле, в самом сердце лондонского Сити, был публичным унижением. Для Джейн это стало личной катастрофой.

Как до этого дошло?

Всего четыре месяца назад одни из самых влиятельных людей Англии привезли Джейн, внучатую племянницу Генриха VIII, в Лондонский Тауэр, где ее провозгласили королевой. Но теперь она была здесь, лицом к лицу со своими обвинителями, ее девятидневное правление закончилось, сама ее жизнь висит на волоске.

Эдуард VI был убежденным протестантом, и когда он сменил своего отца, Генриха VIII, на посту короля в 1547 году, он немедленно взял на себя обязательство провести религиозные реформы в отношении своего народа.

Но поддержки протестантизма при жизни Эдуарду было недостаточно. Он хотел, чтобы работа продолжалась и после его смерти, а это означало. что он собирался помешать своей старшей сводной сестре-католичке Марии занять трон. Он издал знаменитый документ «Мой план наследования», в котором исключил и Марию, и другую сводную сестру — Елизавету, из линии наследования по причине их незаконности (как это делал его отец до него).

Леди Джейн Грей, протестантка, занимавшая третье место в очереди на престол, внезапно оказалась первым наследником Эдуарда.

Еще более значительным – и взрывоопасным – план Эдуарда сделал тот факт, что он был частично организован главным советником молодого короля Джоном Дадли, герцогом Нортумберлендским.

Нортумберленд был честолюбивым человеком, отчаянно желавшим сохранить власть, которая неизбежно уменьшилась бы, если бы Мария взошла на престол – из-за того простого факта, что она ненавидела его, как по религиозным, так и по политическим причинам.

Читайте также:  Найдено по запросу с днем рождения катюша

Узы верности

«План наследования» Эдуарда дал Нортумберленду бесценную возможность укрепить свое положение – и в мае 1553 года он сделал именно это, убедив наивного отца Джейн, герцога Саффолка позволить Джейн выйти замуж за четвертого сына Нортумберленда, Гилфорда.

Когда 6 июля 1553 года Эдуард VI умер, возможно, от туберкулеза, схема Нортумберленда, казалось, полностью сработала. Но, когда Джейн отправилась в Лондонский Тауэр, официально провозглашенная королевой через четыре дня после смерти короля, план Нортумберленда начал рушиться. Жители Лондона, которые в подавляющем большинстве сочувствовали притязаниям Марии на трон, встретили вступление Джейн на престол с шоком и враждебностью – настолько, что императорский посол сообщил, что “никто из присутствующих не проявил никаких признаков радости”.

Хуже того, Нортумберленд фатально недооценил популярность Мэри по всей стране. С каждым днем все громче звучали требования отдать корону старшей дочери Генриха VIII. Вскоре это стало неизбежно. 19 июля, всего через девять дней после провозглашения ее королевой, Джейн была свергнута.

Когда ее недолгое правление подошло к концу, Джейн и ее муж остались в башне – они стали пленниками в том же здании, которое так недолго было их дворцом. Жители страны радовались за королеву Марию I, и мало кто задумывался о затруднительном положении Джейн. На самом деле, многие считали бы ее судьбу предрешенной: в конце концов, она, хотя и неохотно, но приняла корону в обход Марии, а это было актом государственной измены. Конечно, ей грозила смертная казнь.

Но Мэри хотела начать свое правление с проявления милосердия, и к середине августа она намекнула придворным, что ее “нельзя заставить согласиться с тем, что она (Джейн) должна умереть”. Мало того, что Джейн была ее кузиной, Мэри также остро осознавала молодость Джейн и тот факт, что ею манипулировали. Казалось, жизнь Джейн была спасена. Но герцог Нортумберлендский не заслуживал такого милосердия, и 22 августа ему отрубили голову.

Прерогатива королевы

Следующие несколько месяцев прошли для Джейн в Тауэре без происшествий, но она не была забыта. Когда наступила осень, под огромным давлением своих сторонников, которые считали, что все. кто был вовлечен в переворот, должны понести наказание, Мэри согласилась, что Джейн и ее муж должны предстать перед судом.

В какой-то форме правосудие должно было свершиться, и в глазах Мариа суд был формальностью, которая помогла бы успокоить тех, кто убеждал ее действовать против Джейн. Как королева, Мария имела право проявлять милосердие там, где считала нужным.

Утром 13 ноября Джейн и Гилфорд прошли пешком от башни до Гилдхолла. Когда они проходили по улицам, “с топором перед собой” по стандартной процедуре, люди собирались посмотреть, но Джейн была поглощена молитвенником, который она держала в руках.

По прибытии в Гилдхолл заключенных сопроводили в Большой зал, где суд над ними проходил в зале, полном зрителей. Целый ряд сторонников Марии был назначен для наблюдения за процессом во главе с герцогом Норфолком. Королева приказала тем, кто заседал в суде, “усердно трудиться” и добиваться торжества справедливости.

Обвинения против Джейн были зачитаны, а доказательства представлены суду: Джейн “ложно и вероломно” приняла корону Англии и признала себя “Королевой Джейн”, тем самым лишив Марию “ее королевского статуса, титула, порядка и власти в ее королевстве Англии”. Тем самым она совершила государственную измену.

Все взоры были прикованы к Джейн, а те, кто был в суде, ждали, чтобы услышать, как она ответит на обвинения. Она ответила довольно скоро: “Виновна». И приговор суда был предрешен заранее: Джейн и ее муж были признаны виновными в измене и приговорены к смерти. Для Джейн приговор заключался в том, что “по приказу самой королевы” она должна быть “сожжена или обезглавлена, как это будет угодно Королеве”.

После их осуждения Джейн и Гилфорд были возвращены в Тауэр, чтобы дожидаться решения королевы Марии относительно их судьбы. Однако, несмотря на чудовищность вынесенного приговора, Мария осталась верна своему первоначальному желанию проявить милосердие, и считалось, что Джейн не умрет.

Жизнь заключенной в Тауэре стала возвращаться к обычному для Джейн течению, поскольку стало очевидно, что приговор, вынесенный ей, не будет приведен в исполнение.

С приближением Рождества Мэри смягчила условия заключения Джейн и разрешила ей заниматься спортом на территории башни. Казалось, есть все основания надеяться, что королева не только пощадит Джейн, но и в конце концов освободит ее. Однако козни честолюбивых людей вновь подвергли Джейн страшной опасности.

Семейное горе

К началу 1554 года Мария объявила о своем желании выйти замуж за Филиппа, будущего короля Испании. Многие из ее подданных яростно выступали против этого союза – прежде всего потому, что боялись, что Филипп попытается втянуть Англию в испанские войны, и потому что испанский король был католиком. Мария, однако, была непоколебима, и продолжала планировать свадьбу.

Но Мария, похоже, недооценила уровень противостояния. Без ведома королевы – и, к несчастью для Джейн – среди ее подданных были те, кто готовился выступить против брака.

В Кенте джентльмен по имени сэр Томас Уайатт и несколько его друзей планировали восстание, целью которого было не только протестовать против испанского брака, но и свергнуть Марию и заменить ее сводной сестрой Елизаветой. Хуже того, повстанцы завербовали сторонника, тесно связанного с Джейн: ее собственного отца.

Мы не можем быть уверены, почему отец Джейн решил встать на сторону Уайатта, но одно можно сказать наверняка: поступая так, герцог Саффолк поставил жизнь Джейн под смертельный риск.

Мятежники были неосторожны, и в январе 1554 года их заговор был раскрыт. Вскоре герцог Саффолк бежал, чтобы избежать ареста и заручиться поддержкой восстания. Он потерпел неудачу и 2 февраля был схвачен в Уорикшире и отправлен в Тауэр в качестве пленника. Скоро к нему присоединился и Томас Уайатт. Твердая поддержка лондонцами королевы Марии подорвала его попытки взять столицу под свой контроль, и 7 февраля он тоже был взят в плен.

Джейн ничего не знала о восстании, но теперь, когда она томилась в башне, она, возможно, болезненно осознавала, что ее жизнь зависит от его исхода. Его неудача предопределила ее судьбу. Решение, возможно, было принято еще 7 февраля, и, вероятно, именно в тот вечер Джейн было велено подготовиться к смерти. Она уже была осуждена, и, таким образом, формальности уже были улажены. Джейн мужественно подготовилась к своему концу и начала писать прощальные письма своей семье.

Мэри решив, что Джейн должна умереть, все еще беспокоилась о духовном благополучии своей кузины. 8 февраля Королева поручила своему капеллану, доктору Джону Фекенхэму, обратить Джейн в католичество.

Фекенхэм, пытаясь обратить в католичество Джейн, даже сумел отложить ее казнь на три дня, чтобы завершить свое задание. Но не сумев сломить решимость Джейн и поняв, что он ничего не добьется, Фекенхэм ушел, сказав, что сожалеет о ней: “Я уверен, что мы никогда не встретимся”.

К этому времени она уже смирилась с тем, что ее смерть неизбежна, и решила, что ее будут лучше помнить как протестантскую героиню. Даже Фекенхэм был впечатлен ее неукротимым духом.

Безжизненный труп

Утром 12 февраля Джейн поднялась на эшафот, который был специально установлен на территории башни. Незадолго до этого она наблюдала, как безжизненный труп ее мужа был возвращен в башню на телеге после его казни на соседнем Тауэрском холме. Невозмутимая этим ужасным зрелищем, она смело встретила смерть. Она произнесла короткую речь, призывая присутствующих помолиться за нее, и, завязав глаза, опустилась на солому.

Через несколько мгновений топор упал и одним ударом отрубил ей голову.

Смерть Джейн сделала ее мученицей не только для протестантов в Англии, но и по всему континенту. Однако в других частях королевства ее смерть осталась почти незамеченной. Только спустя столетия Джейн стали помнить как одну из самых трагических жертв в истории. И в этом образе есть доля правды: Джейн была жертвой и обстоятельств, и своей королевской крови.

Мария I, конечно, не желала казни Джейн и сделала все, что в ее силах, чтобы предотвратить ее. Но с того момента, как «девятидневная Королева» была свергнута в июле 1553 года, смерть бросила на нее длинную тень. Действия ее отца привели ее к смерти. Для Джейн королевская кровь, которую разделяли двоюродные братья и сестры, была смертельным наследством, за которое она была вынуждена заплатить самую высокую цену.

Источник