18 Война изменившая карту Европы Парижская коммуна
18 Война изменившая карту Европы Парижская коммуна

18 Война изменившая карту Европы Парижская коммуна

§ 18. Война, изменившая карту Европы. Парижская коммуна

Безрассудная война, объявленная Наполеоном III Пруссии, приведёт к падению Второй империи во Франции и завершит объединение Германии. Почему возникла Франко-прусская война? Почему обе страны, соперничавшие из-за лидерства в Европе, желали для себя «быстрой победоносной войны»?

Император на шатающемся троне

В конце 60-х гг., как вы уже знаете, империя Наполеона III переживала кризис. Внутри страны усилилась либеральная оппозиция, требовавшая установления республики. Среди республиканцев выделялся молодой талантливый оратор — адвокат Леон Мишель Гамбетта (1838—1882). Вся демократическая Франция приветствовала его, считая, что у республики есть вождь.

Недовольство французского общества было вызвано авантюристической внешней политикой и огромными военными расходами правительства.

Во Франции развился правительственный кризис — Вторая империя едва удерживала власть. В этой ситуации Наполеон III и его окружение решили, что спасти положение может победоносная война с Пруссией. Она должна была предотвратить объединение Германии, в котором усматривалась прямая угроза лидерству Франции в Европе. Задумывался ли кто-либо всерьёз о готовности армии к военным действиям? Пожалуй, больше надеялись на то, что французский солдат—«изворотливый парень» и всегда найдёт выход из тяжёлого положения.

Бисмарк, считавший с 1866 г. войну с Францией неизбежной, тоже желал скорейшего начала войны и искал повод. Но, будучи опытным дипломатом, прусский канцлер хотел, чтобы Франция первая развязала войну, так как её нападение должно было вызвать общенациональное демократическое движение за ускорение полного объединения Германии: южные немецкие государства могли добровольно встать под прусские знамёна. И Наполеон попался в западню, расставленную ему Бисмарком.

«Игры» дипломатов ведут к войне

Страсти разгорелись летом 1870 г., когда между французским императором и Бисмарком возник спор из-за того, кому из их ставленников достанется испанская корона. Предложение занять испанский трон получил родственник Вильгельма I, против чего резко возражало французское правительство. Прусский король, настроенный более миролюбиво, добился от своего родственника отказа от испанского трона. Однако мирное урегулирование вопроса не устраивало ни Бисмарка, ни Наполеона III, расценившего данный шаг Вильгельма I как слабость и потребовавшего от короля письменного обещания, что и в будущем Пруссия не будет выдвигать своих претендентов на испанский трон. Это требование Вильгельм I отклонил, но согласился на дальнейшие перс говоры, о чём и сообщил Бисмарку телеграммой, составленной в примирительных тонах. Но Бисмарк, вычеркнув часть текста из телеграммы и тем самым придав ей оскорбительный для французов характер, передал её для опубликования в газеты. Это сообщение, воспринятое как оскорбление французов, облетело всю Европу. Посла Пруссии отозвали из Парижа.

Ложное сообщение Бисмарка стало поводом к войне. Французский Законодательный корпус выделил необходимые деньги. Напрасно немногие противники войны пытались остановить разбушевавшихся депутатов. На улицах собирались толпы французов, уверенных в скорой победе. Противников войны клеймили «предателями», «пруссаками», бросали камни в их окна. 19 июля 1870 г. Франция объявила Пруссии войну. Англия и Россия предложили созвать конференцию для мирного решения вопроса. Всё было бесполезно. В Германии рейхстаг с энтузиазмом присоединился к заявлению Вильгельма I, призывавшего немцев «сражаться, подобно их отцам, за свою свободу и за свои права против насилия иностранных завоевателей».

Франции предстояло утратить свои иллюзии. Несмотря на заверения военного министра в том, что «мы готовы, мы архиготовы, r нашей армии всё в порядке, вплоть до последней пуговицы на гетрах последнего солдата», страна не была готова к войне: форты не достроены, железных дорог не было, не хватало лазаретов и врачей. Мобилизация проходила очень трудно.

Правительства Италии и Австро-Венгрии, которых Наполеон III хотел бы видеть своими союзниками в войне, желали прежде убедиться в возможности победы со стороны Франции. Но император рвался к войне.

В прусской армии дело обстояло лучше. Мобилизовывалась армия всего Северогерманского союза. Военные склады были заполнены провиантом и обмундированием, транспорт и связь работали чётко, а на вооружении имелись знаменитые дальнобойные пушки Круппа.

Командовали своими армиями Наполеон III и Вильгельм I.

Седанская катастрофа и конец Второй империи

Наполеон III выехал к своим войскам в конце июля. Первые же сражения обернулись для Франции горечью поражений.

Пруссия начала наступательную войну, а Франция вынуждена была обороняться. Французские войска, по словам очевидцев, «дрались как львы и бежали как зайцы».

Настоящая катастрофа произошла 1 сентября при Седане (местечко вблизи бельгийской границы). Французы проиграли сражение, и остатки армии укрылись в крепости Седан. Немцы заняли все высоты вокруг Седана, их артиллерия громила окружённые войска. Французские солдаты сражались мужественно, но прорваться не смогли. 2 сентября 1870 г. Наполеон III приказал поднять над крепостью белый флаг, а свою шпагу послал прусскому королю. 80 тыс. французских солдат и офицеров во главе с императором сдались на милость победителя. Здесь, под Седаном, Наполеон III нашёл своё Ватерлоо. Вторая империя перестала существовать.

Когда в Париже получили известие о поражении под Седаном, в городе началось восстание.

Третья республика. Окончание войны

4 сентября улицы Парижа наполнились народом, требовавшим установления республики. Парижские депутаты, собравшись в ратуше, провозгласили республику и образовали Временное правительство национальной обороны.

Военные действия продолжались. Германские войска, двигаясь в глубь Франции, взяли крепость Мец и подошли к Парижу. Уже 20 сентября пруссаки полностью блокировали столицу Франции. В течение короткого времени они оккупировали весь северо-восток страны. В январе 1871 г. Временное правительство на унизительных условиях подписало перемирие с Пруссией, а затем провело выборы в Национальное собрание, которое должно было утвердить мирный договор. Абсолютное большинство мест в нём получили монархисты, главой нового правительства стал 74-летний Адольф Тьер, известный историк и политик.

По мирному договору, подписанному 10 мая 1871 г., Германии передавались Эльзас и более трети Лотарингии, а также выплачивалась контрибуция — 5 млрд франков (немецкие войска получили право оставаться на севере Франции до её полной выплаты). После утверждения договора Национальным собранием депутаты от Эльзаса и Лотарингии в слезах покинули зал заседаний, говоря: «Мы провозглашаем, что эльзасцы и лотарингцы принадлежали и будут принадлежать к французской нации. Мы клянёмся сами, от имени наших избирателей, от имени наших детей и детей их детей, что будем французами, любыми средствами добиваясь этого у узурпатора».

Провозглашение Германской империи

Ещё не был подписан мирный договор с Францией, но уже 18 января 1871 г. в Зеркальном зале Версальского дворца была торжественно провозглашена Германская империя. Прусский король Вильгельм I стал императором (кайзером) Вильгельмом I. Наряду с Пруссией и государствами — членами Северогерманского союза в состав Германской империи вошли Бавария, Баден, Вюртемберг и Гессен. Борьба за объединение страны закончилась, и завершил её Бисмарк.

Немалый вклад в завершение объединения Германии внесла Россия. Кайзер Вильгельм I писал Александру II: «Пруссия никогда не забудет, что лишь благодаря Вам война не приобрела чрезвычайного размаха» (имелся в виду нейтралитет России во время войны с Францией).

Почему восстали парижане

Осаждённый Париж находился в очень тяжёлом положении. Не было продуктов, народ голодал. Промышленность была парализована. Владельцы предприятий и торговцы лишились дохода, а рабочие и служащие — заработной платы. Нечем было платить и за жильё. Война закончилась, и членам Национальной гвардии перестали платить жалованье. Во время блокады правительство временно запретило взыскивать с парижан плату за жильё и плату по долговым обязательствам. Теперь эти льготы отменили, но денег-то у людей не было. Одним словом, правительство вело себя неосторожно, а у парижан на руках имелось большое количество оружия. Только национальных гвардейцев в городе к весне 1871 г. было 300 тыс. человек.

Парижане возмущались правительством, возлагая на него ответственность за сложившееся тяжёлое положение и подозревая его в стремлении возродить монархию. «Это правительство национальной измены!» — говорили они.

18 марта 1871 г. весь город, в том числе и правительственные учреждения, оказался в руках восставших парижан. Узнав об этом, Тьер, его министры, работники правительственных учреждений и большинство представителей имущих слоев столицы покинули Париж и перебрались в Версаль.

Так в условиях фактического безвластия началось стихийное восстание. Власть в свои руки взял Центральный комитет Национальной гвардии.

Парижская коммуна. Попытка реформ

26 марта прошли выборы в Парижскую коммуну — орган городского самоуправления. Членами Коммуны стали чиновники, журналисты, врачи, адвокаты, рабочие. Многие из них принадлежали к последователям Прудона и Бланки, некоторые были последователями учения Маркса. Среди коммунаров было много честных людей, искренне веривших, что они могут дать счастье народу, создать справедливое общество. Но все они видели только один путь к этому обществу — путь насилия.

Руководители Коммуны заявили о своём желании провести реформы: заменить постоянную армию вооружённым народом, ввести выборность и сменяемость чиновников государственного аппарата, отделить церковь от государства, ввести бесплатное обучение, справедливо организовать труд и т. д. Но на проведение реформ не было ни времени, ни денег.

Рис. В Париже на площади Ратуши 28 марта 1871 г. члены ЦК Национальной гвардии провозглашают передачу власти Совету Парижской коммуны

Борьба версальцев с Коммуной. «Кровавая майская неделя»

Версальское правительство послало против Парижской коммуны регулярную армию. Но силы были неравны, так как основная масса населения страны Коммуну не поддержала. Версальцы получали от германского командования оружие и боеприпасы. Обе стороны вели себя очень жестоко. Версальцы расстреливали пленных коммунаров. Парижская коммуна приняла декрет о заложниках, которыми становились состоятельные парижане, заподозренные в симпатиях к версальцам (среди заложников оказались архиепископ Парижа и несколько священников).

21 мая версальцам удалось ворваться в Париж. Началась жестокая баррикадная борьба. Коммунары защищали каждую улицу, каждый дом. Эта неделя вошла в историю как «кровавая майская неделя». К сожалению, и коммунары совершили много действий, которые нельзя оправдать: во время последних уличных боёв они расстреливали заложников; без всякой необходимости подожгли ряд зданий в центре Парижа, в том числе городскую ратушу, дворец Тюильри, министерство финансов, дом Тьера и др., разрушили Вандомскую колонну — памятник наполеоновской эпохи.

Рис. Первый бой коммунаров с версальцами у моста Нейи 2 апреля

  • Определите отношение художника к коммунарам. Какие детали — изображения помогли вам сделать вывод?

Версальцы же залили в эти дни улицы Парижа кровью. 28 мая последних защитников Коммуны расстреляли у каменной стены кладбища Пер-Лашез. После этого версальцы перешли к террору. В городе действовали военно-полевые суды, а многих расстреливали без суда и следствия.

Бунт или подвиг?

Как оценить 72 дня Коммуны? Как отнеслись к этому событию современники? Одни её воспевали, другие проклинали. Для одних — это жестокий бунт, вызванный анархией, безвластием, огромным количеством оружия, имевшегося на руках у парижан, чуть ли не повторение якобинского террора, для других — великий подвиг, попытка осуществить утопическую мечту об обществе, где будет торжествовать социальная справедливость и демократия. А мы можем убедиться в том, что нет ничего страшнее крайней жестокости гражданской братоубийственной войны.

Парижская коммуна показала необходимость политического компромисса между правительством и народом. Поражение Коммуны открыло путь к реставрации монархии.

Какое значение имела Франко-прусская война для судеб европейских государств?

Рим вошёл в состав Итальянского королевства.

Завершилось объединение германских государств под знаменем Гогенцоллернов. На карте Европы появилось новое государство — Германская империя, стремившаяся к лидерству среди европейских стран.

Возникла проблема Эльзаса и Лотарингии, угрожавшая европейскому миру. Насильственное присоединение французских территорий с населением почти в 2 млн человек к Германии французы считали незаконным. Мир с Германией во Франции не считали вечным, и идея реванша не оставляла умы французов. И если вначале европейцы опасались, что Франция «зажжёт пожар войны», то очень скоро они начали бояться Германской империи.

Проверьте себя

  1. Покажите на карте территорию военных действий между Францией и Пруссией в 1870 г.
  2. Какие цели ставили Франция и Пруссия в войне? Для ответа используйте текст параграфа и У документ.
  3. Определите причины поражения Франции в войне.
  4. Запишите в тетрадь причины восстания парижан весной 1871 г.
  5. Какой эпизод из истории Парижской коммуны произвёл на вас особое впечатление? Почему?
  6. Какое значение имела Парижская коммуна в истории Франции?
Читайте также:  Душевное поздравление сыну с днем рождения в прозе

Подумайте

  1. Охарактеризуйте Франко-прусскую войну по плану: а) причины войны; б) повод к военным действиям; в) отношение европейских государств к войне; г) основные военные события; д) причины победы Пруссии; е) условия мира; ж) значение войны.
  2. Используя документ, расскажите об условиях мирного договора между Францией и Пруссией, дайте ему оценку. Могли ли такие условия обеспечить прочный мир в Европе?
  3. Обсудите с одноклассниками: Коммуна — это бунт или подвиг? Какие уроки можно извлечь из этого события?
  4. Как повлияла на расстановку сил в Европе Франко-прусская война? Сделайте прогноз дальнейшего развития международных отношений в Европе.

Дополнительные материалы

Из докладной генерала Трошю (извлечение)

Генерал Трошю, начальник парижского гарнизона в начале Франко-прусской войны, писал о мобилизации солдат: «. с минуты объявления войны сухим путём и морем, в вагонах и на судах, постепенно и хаотично приводятся в движение сформированные части войск, интендантские склады, продовольственные запасы и т. п., загромождая все пути, они скучиваются в огромном числе и совершенно случайно — в том или другом пункте. Каждому отряду, который высаживался всегда с недостатками в снаряжении и в беспорядке, какой только можно представить, говорили: „Разберётесь» — и отряд тут же беспечно отправлялся навстречу неприятелю с этой чисто французской формулой. Не успели ещё разобраться, как неприятель нагрянул огромными массами и застал всё в невообразимом хаосе».

  • Прочитайте документ и сделайте вывод об уровне подготовки Франции к войне с Пруссией.

Прелиминарный мирный договор между Францией и Пруссией, подписанный в Версале 26 февраля 1871 г.
(извлечение)

Ст. 1. Франция отказывается в пользу Германской империи от всех своих прав и титулов на территории, расположенные к востоку от нижеследующей границы (следует подробное обозначение новой границы, предусматривающее отторжение от Франции Эльзаса и Лотарингии).

Ст. 2. Франция выплатит Его Величеству германскому императору сумму в 5 млрд франков.

Ст. 3. Эвакуация французских территорий, занимаемых германскими войсками, начнётся после ратификации настоящего договора Национальным собранием, заседающим в Бордо.

Тотчас же после этой ратификации германские войска покинут городские пределы Парижа, равно как и форты, расположенные на левом берегу Сены.

Ст. 6. Военнопленные, ещё не освобождённые в порядке обмена, будут возвращены немедленно после ратификации настоящих прелиминарных условий.

  • Прочитайте документ и подумайте, как условия Версальского мира должны были отразиться на экономическом развитии Франции и Германии в конце XIX в.

Подведём итоги

Начало века — эпоха Наполеона. 15 лет этот человек во многом определял судьбы не только Франции, но и всей Западной Европы. «Рождённый революционным хаосом, он упорядочил этот хаос», — написал один из русских биографов Наполеона I H. А. Соловьёв. Что означает эта оценка? Мы знаем, что Французская революция создавала законы, но сама же их и нарушала. Наполеон привёл в систему огромное законодательство революции. Отмена старых, средневековых ограничений, свобода развития капиталистического производства, гражданское равенство населения — всё это закреплялось в Гражданском кодексе и других законах империи, которые также вводились в присоединённых и подвластных Франции странах и областях. Крестьяне освобождались от крепостного права и сеньориальных повинностей, торговцам и предпринимателям оказывалось покровительство.

Наполеоновские преобразования разрушали традиционное общество и способствовали развитию общества индустриального.

Дальнейшее развитие европейской истории показало, что кризис традиционного общества необратим. В период реставрации Бурбонов во Франции продолжала развиваться индустриальная революция, росли промышленные центры и городское население, увеличивалось число промышленной буржуазии и наёмных работников. Попытка вернуться к старым традициям закончилась революционным взрывом в 1830 г. После крушения монархии Бурбонов власть окончательно перешла в руки буржуазии, многие препятствия, стоявшие на пути модернизации общества, были устранены.

Великим потрясением для Западной Европы стали революции 1848—1849гг., знаменитая «весна народов».

Великобритания, в отличие от континентальной Европы, не знала революционных потрясений, развитие её шло эволюционным путём. Она стала первой европейской страной, где противоречия разрешались путём парламентских реформ, целью же рабочего движения стала борьба за усовершенствование существующего строя. Опыт Великобритании показал, что консервативная идея, означающая сочетание старых ценностей с восприятием нововведений, оказалась способной к развитию. В середине века Англия прочно удерживает промышленное первенство, успехи развития индустриального общества в этой стране наиболее очевидны.

К концу второй трети XIX в. произошли два великих события — национальное объединение Германии и Италии.

Противоречия между европейскими державами вызвали Франко-прусскую войну, а бедствия войны привели к социальному взрыву — Парижской коммуне. Война изменила карту Европы (в этом виде она просуществовала до Первой мировой войны) и породила ряд новых противоречий.

Период 1800—1870 гг. — время развития индустриального общества, и в разных странах этот процесс шёл разными темпами.

Источник

72 дня, 74 года, вечность.

Советский плакат, посвящённый Парижской Коммуне

18 марта — день Парижской Коммуны. Кто-то скажет: а актуально ли вспоминать сейчас, через 148 лет, это событие? Да, актуально.
Был такой небольшой занятный эпизод в советской истории. После Октября прошло два месяца и две недели. Стоял хмурый зимний день, один из тех морозных дней, которые так ярко описал Александр Блок в своей поэме:
Завивает ветер
Белый снежок.
Под снежком — ледок.
Скользко, тяжко,
Всякий ходок
Скользит — ах, бедняжка.
А все горизонты молодой красной республики были затянуты грозовыми тучами. С запада на неё надвигались кайзеровские армии. И вот в этот день шедшие с какого-то утомительного заседания руководители РСФСР были шокированы тем, что председатель Совнаркома вдруг пустился в весёлый пляс прямо посреди снежных сугробов. Не случилось ли с ним чего-то от перенапряжения. Конечно, они стали спрашивать, в чём дело, какова причина столь неожиданного и необъяснимого ленинского веселья. На что Владимир Ильич радостно отвечал:
— Мы продержались на один день дольше, чем Парижская Коммуна!
По крайней мере, такова легенда, очень похожая на правду. Для Ленина это означало, что история сделала ещё один маленький шажок вперёд: предыдущее государство под красным флагом продержалось 72 дня, а Советская Россия — уже целых 73 дня! Теперь мы знаем, что она продержалась в реальности примерно в 370 раз дольше — 74 года. И это очень много.
Не знаю, спляшет ли лидер КНР Си Цзиньпин весёлый танец, хотя бы наедине с самим собой, и вообще, отметит ли как-то эту дату, когда Народной Республике исполнится на один день дольше, чем просуществовал Советский Союз. Но событие это уже не за горами, и едва ли кто-то усомнится, что КНР этот день благополучно переживёт. А значит, история движется вперёд, пусть и не столь прямолинейно, как кому-то хотелось бы.

Между прочим, не будь тех 72 героических дней Парижской Коммуны с их трагической развязкой, то и СССР бы, вероятно, не было. Своим поражением Коммуна научила российских коммунистов горькой истине, которую тоже сформулировал Ленин: «Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться». Думается, крушение СССР и социализма в Европе в 1989-1991 годах тоже не прошло бесследно. Несмотря на всю горечь этого поражения, оно научило и научит многому следующие поколения тех, кто подхватит красное знамя. И не стоит впадать в пессимизм из-за того, что история взяла такую «паузу». В конце концов, пауза между поражением Парижской Коммуны и Октябрём 1917 года длилась без малого полвека!

Источник

150 лет Парижской коммуне

150 лет Парижской коммуне

Эрнест Пиккио. «Расстрел парижских коммунаров»

Французская катастрофа

1870–1871 годы стали для Франции тяжелым временем. Император Наполеон III, считавший Францию лидером Западной Европы, позволил втянуть страну в войну с Пруссией. Прусский канцлер Бисмарк, объединявший Германию «железом и кровью», сделал всё, чтобы спровоцировать Францию. Пруссии нужна была победа над Францией, чтобы завершить объединение Германии. Пруссия хорошо подготовилась к войне. А Вторая империя переценивала свои силы, недооценивала врага и к войне оказалась не готова.

Французы попытались наступать, но уже начало войны показало, что их армия не готова к активным боевым действиям. Командование было неудовлетворительным, как и общая организация и подготовка тыла и резервов. Германская армия действовала, как хорошо слаженный боевой механизм, одерживая победу за победой. Французская армия маршала Базена была блокирована в Меце. После исчерпания запасов она 29 октября капитулировала (200 тыс. армия перестала существовать).

Вторая французская армия попыталась освободить первую, но сама угодила в ловушку в Седане. Крепость оказалась не готовой к длительной осаде. Немцы заняли господствующие высоты и просто могли расстреливать противника. 1 сентября 1870 года последовала Седанская катастрофа. 120-тысячная французская армия перестала существовать. Свыше 80 тыс. французских солдат во главе с Мак-Магоном и Наполеоном III капитулировали. После этого Франция лишились большей части вооруженных сил. Остался только один (13-й) корпус, который должен был усилить армию Мак-Магона, он отступил в Париж.

3 сентября в Париже узнали о Седанской катастрофе. Недовольство народа режимом Наполеона III переросло в массовые волнения. Толпы рабочих, горожан требовали низложения императора. 4 сентября было объявлено о низложении императора, образовании республики и создании временного правительства. Одновременно схожие события произошли в других крупных городах Франции. Сентябрьская революция стала уже четвёртой революцией во Франции. Президентом временного правительства стал командующий Парижской армии генерал Трошю. Новое правительство предложило Пруссии мир. Но из-за чрезмерных требований германцев, соглашение не состоялось.


Прусская артиллерийская батарея у Парижа

Капитуляция Парижа

15–19 сентября 1870 года немецкие корпуса осадили Париж. Прусское командование отказалось от штурма, так как сражение за такой огромный город могло привести к большим потерям. От бомбардировки также отказались, так как артиллерийский обстрел привёл бы к гибели множества мирных жителей. А это могло вызвать большой общественный шум и вмешательство Англии или России. Немцы решили ограничиться блокадой, чтобы в городе кончились запасы провианта и топлива.

Французская армия имела численное преимущество: 350 тыс. французов (включая 150 тыс. ополчение) против 240 тыс. немцев. Однако французское командование было слабым, большая часть войск, включая Национальную гвардию, имели низкую боеспособность. Обороняться французы, опираясь на форты и сооружения столицы, могли, а вот успешно наступать – нет. Попытки французов прорвать осаду не привели к успеху. Кроме того, командование Парижской армии было уверено в провале осады города. Рано или поздно немцы под ударами других французских армий, которые формировались в неоккупированных частях страны, под давлением других великих держав или из-за проблемы в тылу (нехватка припасов, болезни, зима и пр.) должны были снять осаду.

Трошю и прочие генералы, сановники больше, чем германцев, боялись «врага в глубине Парижа». То есть социального взрыва. Причины такого страха имелись: 31 октября 1870 и 22 января 1871 года начались восстания с требованием провозгласить Коммуну, но они были подавлены. Поэтому французское командование не использовало имеющиеся возможности по усилению обороны Парижа или наступательный потенциал.

Таким образом, несмотря на ряд военных катастроф и общий неблагоприятный ход войны, французы имели шансы выбить врага из страны. Правительство контролировало 2/3 страны, могло формировать новые корпуса и армии, призвать народ к сопротивлению, партизанщине. На море Франция имела полное превосходство, её флот мог создать большие проблемы для германской торговли. Мировое общественное мнение постепенно склонялось в пользу Франции. Жесткие политические требования Германии (аннексия французских провинций Эльзас с Лотарингией, огромная контрибуция) и методы прусской военщины вызвали раздражение в мире. Рано или поздно Англия, Россия и Италия, а за ними и Австрия могли выступить на стороне Франции.

Читайте также:  Плейкаст Анатолий С Днем Рождения

Однако требовалось время и жертвы («стоять насмерть»). Во французской элите возобладало мнение, что лучше немедленно заключить «похабный» мир, чем получить новую революцию. Командование Парижской армии решило капитулировать. 28 января 1871 года Париж выбросил белый флаг. В феврале немцы даже устроили парад победы во французской столице.


Провозглашение Парижской коммуны на площади перед ратушей Отель-де-Виль 26 марта 1871 года

72 дня, которые потрясли мир

С согласия немцев в феврале во Франции были проведены выборы в Национальное собрание (нижняя палата парламента). Победу на них одержали сторонники немедленного мира с Германией. В Бордо собрался новый парламент, который сформировал коалиционное правительство из монархистов и республиканцев. Президентом избрали политика консервативного толка Адольфа Тьера. 26 февраля в Версале был подписан предварительный мир с Германией. 28 февраля Национальное собрание утвердило мирный договор. 10 мая во Франкфурте-на-Майне окончательно был подписан мир. Франция потеряла две провинции и выплачивала огромную контрибуцию. Германская империя стала великой державой.

Новое правительство во главе с Тьером отменило отсрочку платежей и выплату жалованья гвардейцам, усугубив положение тысяч людей. Затем власти попытались разоружить Национальную гвардию, рабочие округа (районы) столицы и арестовать членов Центрального комитета Нацгвардии. Эта попытка, предпринятая в ночь на 18 марта 1871 года, провалилась. Солдаты перешли на сторону гвардейцев, с которыми они вместе защищали город от немцев. Генерал Леконт, приказавший стрелять в толпу, и бывший командующий Нацгвардией Клеман Тома были расстреляны. Восставшие захватили правительственные учреждения, Тьер бежал в Версаль. Над Парижем было поднято красное знамя социалистической революции. Некоторые города последовали за Парижем, но там восстания быстро подавили.

26 марта прошли выборы в Парижскую коммуну (86 человек). 28 марта она была провозглашена. В коммуну входили в основном представители рабочего класса, служащих и интеллигенции. Среди них не было промышленников, банкиров и биржевых спекулянтов. Ведущую роль играли социалисты, члены 1-го Интернационала (около 40 человек). Среди них были бланкисты (в честь социалиста Л. Бланки), прудонисты, бакунисты (направление анархизма), люди, исповедующие идеи марксизма. Коммуна в идейном отношении делилась на две фракции: «большинство», придерживающееся идей неоякобинства, и бланкистов – «меньшинство».

Новые власти объявили Париж коммуной. Армия была упразднена и заменена вооруженным народом (Нацгвардия). Церковь отделена от государства. Ликвидирована полиция, её функции передали резервным батальонам гвардии. Новая администрация создавалась на демократических началах: выборность, ответственность и сменяемость, коллегиальность управления. Коммуна ликвидировала буржуазный парламентаризм и разделение на ветви власти. Коммуна была одновременно законодательным и исполнительным органом.

Функции правительства взяли на себя 10 комиссий Коммуны. Общее руководство делами взяла на себя Исполнительная комиссия (затем Комитет общественно спасения). Коммуна провела ряд мер по облегчению материального положения простого народа. В частности, отмена задолженности по квартплате, рассрочка на 3 года по погашению коммерческих векселей, отмена произвольных штрафов и незаконных вычетов из зарплат рабочих и служащих, введён минимум зарплаты, рабочий контроль на крупных предприятиях, общественные работы для безработных и пр.

Контрибуцию Германии должны были выплатить виновники войны: бывшие министры, сенаторы и депутаты Второй империи.

Коммуна развернула борьбу за введение бесплатного и обязательного обучения. В разных районах Парижа открывались школы, столовые и пункты первой помощи. Выделялась помощь семьям погибших гвардейцев, одиноким пожилым людям, школьникам из бедных семей и т.д. То есть Коммуна стала предтечей современной социально-ориентированной политики, «государства всеобщего благоденствия». Также в организации и деятельности Коммуны большое участие принимали женщины. Начался подъём женского движения: требование равенства в правах, введение образования для девочек, права на развод и пр.

Коммунары смогли наладить мирную жизнь в городе.

Таким образом, Парижская коммуна выступила против странной «республики без республики» (в Национальном собрании преобладали монархисты разных фракций), против попытки восстановить монархию (по мнению современников, такие планы вынашивал Тьер).

Это был патриотический вызов капитулянтской политике версальского правительства. Выступление против социальной несправедливости, когда бедствия простого народа резко ухудшила война. Также организаторы «коммунальной революции» мечтали распространить опыт демократического самоуправления Парижа на всю страну, а затем основать социальную республику.

Для версальцев это были просто бандиты, разбойники и негодяи, которых надо выжечь калёным железом.

«Кровавая неделя»

Началось противостояние двух Франций: «белой» и «красной». «Белые» во главе с Тьером обосновались в Версале и не собирались отступать. Германцы, заинтересованные в стабильности и сохранении мира во Франции (правительство Тьера заключило выгодный для Германии мир), оказало помощь версальцам. Немцы выпустили десятки тысяч пленных французских военных, которых направили для пополнения версальской армии.

Противостояние было непримиримым: обе стороны активно использовали террор. Версальцы расстреливали пленных, коммунары обещали, что за каждого казненного убьют троих. Обе стороны издавали указы о суде и казни пленных, устройстве военных трибуналов, расстреле дезертиров, аресте видных деятелей и пр. Коммунары выявляли шпионов и предателей.

В итоге коммунары в условиях военного времени занимались интригами, спорами, мелочами, глупостями, распыляли своё внимание, не могли сосредоточить все силы на войне с Версалем. Полноценную и боеспособную Парижскую армию создать не смогли. Тыловые структуры работали плохо, опытных командиров было мало. Негативную роль сыграло отсутствие единоначалия: руководить пытались Военная комиссия, ЦК Нацгвардии, Военные бюро округов и т.д. Во время сражения в самом городе каждая община сражалась сама по себе. Военное руководство во главе с Клюзере (с 30 апреля – Россель, с 10 мая – Делеклюз) придерживалось пассивной оборонительной тактики. Кроме того, Коммуна не смогла наладить связи с возможными союзниками в провинции и других городах.

2 апреля 1871 года версальцы начали наступление. Коммунары попытались контратаковать и взять Версаль. Но контрудар был плохо организован, и восставших отбросили с большими потерями. 21 мая 100-тысячная версальская армия ворвалась в Париж. Правительственные войска быстро продвигались, занимая один район за другим. 23 мая без битвы пал Монмартр.

Начались поджоги правительственных зданий, связанных со Второй империей и правительством Тьера. Сильно пострадал дворец Тюильри, была сожжена городская ратуша. Многие коммунары были деморализованы, бросали оружие, переодевались в гражданское и бежали.

Версальцы заняли большую часть города. 25 мая на баррикадах погиб последний командующий повстанцами Делеклюз. Версальцы расстреливали пленных коммунаров. 26 мая революционеры расстреляли своих узников – захваченных в плен версальцев и арестованных священников. 27 мая пали последние крупные очаги сопротивления – парк Бют-Шомон и кладбище Пер-Лашез. Утром 28 мая последние защитники Пер-Лашеза (147 человек) были расстреляны у северо-восточной стены (Стена коммунаров). В этот же день разгромили последние группы повстанцев.

Последняя неделя боев за Париж была названа «кровавой». С обеих сторон бойцы гибли на улицах и баррикадах, задержанных расстреливали из мести или по подозрению. Со стороны версальцев активно действовали карательные отряды. В казармах, парках и на площадях происходили массовые казни. Затем начали действовать военно-полевые суды. Тысячи человек были убиты.

С точки зрения организации: идейной, военно-политической, социальной и экономической – революция была на уровне «детского сада». Однако посыл о социальной справедливости был настолько мощным, что хозяева капиталов, фабрик, банков и прочей крупной собственности и их политическая обслуга так испугались, что ответили жесточайший террором. Не щадили ни женщин, ни детей.

Жертвами контрреволюционного террора (казни, каторга, тюрьма) стали до 70 тыс. человек, множество людей бежало из страны.


Барельеф «Стена коммунаров» в сквере возле кладбища Пер-Лашез. Скульптор А. Бартоломе. 1899 г.

Источник

72 дня Парижской коммуны

Сегодня 142 года назат начались 72 дня Парижской коммуны.

Парижская коммуна, (фр. Commune de Paris) — революционное правительство Парижа во время событий 1871 года, когда вскоре после заключения перемирия с Пруссией во время Франко-прусской войны в Париже начались волнения, вылившиеся в революцию и установление самоуправления, длившегося 72 дня (с 18 марта по 28 мая). Во главе Парижской коммуны стояли объединённые в коалицию социалисты и анархисты.

72 дня Парижской коммуны

Парижская коммуна 1871 года

72 дня Парижской коммуны

ЛАВРОВ ПЕТР ЛАВРОВИЧ [1823-1900].

Лондон, 13(1) марта 1875 г.
Многие из наших читателей получат этот лист нашей газеты в самый день 18 марта. Другие прочтут его около того же времени. Поговорим же об этом великом дне, о его роли в истории человечества, об отблеске, который падает от красного знамени Парижской коммуны на ближайшее будущее, о луче света, который бросает пламя этой Коммуны в мрак более отдаленного будущего.
Великий день. Не странно ли называть великим днем зарю «третьего поражения пролетариата». История человечества! — Кто помнит в пляшущем, торгующем, интригующем Париже 1875 г. те короткие дни, когда из парижской ратуши провозглашалось «социальное возрождение», «конец монополий и привилегий»?

Не разметаны ли на все ветры немногие живые представители этих дней? Не сгнили ли давно изуродованные трупы остальных? Не продолжается ли империя Наполеона III в гнилой республике Тьеров и Мак-Магонов? Дозволительно ли сказать, что волна истории человечества сохранила в своих грязных современных отливах хотя бы микроскопический остаток двухмесячного эпизода, который с отвращением называют современные люди порядка «безумием и преступлениями» Коммуны? Где красное знамя социальной революции? Где пламя взрыва пролетариата? Не повторяем ли мы в честь наших друзей, наших героев, наших идолов те избитые, выдохшиеся фразы, которыми в былое время и в настоящем легитимизм прославлял и прославляет героев лурдских видений и белой лилии, бонапартизм — героев мошенничества и нежной фиалки, всякая раздавленная, забытая, окаменелая партия минувшего — своих эфемерных лилипутов-героев, своих мгновенных идолов-божков, проглоченных бессознательно гигантом истории?
Фразы? — Посмотрите на бледные лица версальских убийц; прислушайтесь к яростным воплям французской и всемирной буржуазии при одном напоминании о Парижской коммуне, и в искаженных чертах палачей, в хрипе клеветников вы узнаете, были ли так малы эти раздавленные пролетарии, которые заставляют до сих пор дрожать законодателей громадных держав, царей, биржевого и промышленного капитала.— Где красное знамя социальной революции? Оно развевается во всю свою ширину перед мыслью Мак-Магонов и Бисмарков, Дизраэли и Александров, и им никуда не укрыться от кровавого блеска этого вечно присутствующего пред их глазами, все растущего символа завтрашней их судьбы.— Где пламя взрыва пролетариата? Оно горит все ярче, оно развивается все шире под банками и биржами в сознании банкиров и биржевиков, под парламентами и министерствами в сознании ораторов порядка и министров-фокусников. Оно вспыхивает на каждом голодном трупе, который вскрывает озабоченная полиция. Оно выставляет свои длинные языки на каждом торжестве сытых, на которое молча смотрит оборванный рабочий. И знают сытые, что нечем залить этого пламени. Знают боги капитализма и государственности, что против этого пожара не устоят никакие новоизобретенные сундуки, противостоящие «огню и ворам», никакие крепости и дворцы, охраняемые «внимательной полицией» и «верным войском». Много жертв погибло под пулями шасспо и митральез на долине Сатори, на брестских понтонах, в пустынях Новой Каледонии, но взамен каждого из погибших растут новые, более озлобленные борцы, и на чердаках дальних кварталов Парижа много детей повторяет со слов матери грозное предание Коммуны. Пляшет, торгует и интригует буржуазный Париж на улицах, вчера изрытых картечью, и скверах и парках, из почвы которых вчера торчали руки и ноги расстрелянных, в залах, вчера освещенных заревом Тюильри и ратуши, но около этого танцующего, торгующего и интригующего Парижа есть другой, голодающий и озлобленный Париж, который помнит и не забудет великих дней.
Да, великих дней. Трудно разглядеть в спутанных нитях истории связь между событиями. Трудно бывает иногда отличить мишурного героя минуты от скромного строителя прочного будущего. Но есть мгновения достаточно знаменательные, чтобы невозможно было их смешать с обыденным ходом вещей, мгновения, перед которыми останавливается мыслитель наравне с обыденным зрителем. Последний поражен в них резкими внешними чертами, общими со многими другими заурядными явлениями. Мыслитель видит в них совершающийся акт метаморфозы человечества, изредка доступной глазам исследователя.
И потому 18-е марта не может, не должно быть забыто.. Потому Парижская коммуна 1871 г. врезала в истории человечества след более крупный, более неизгладимый, чем Наполеоны и Веллингтоны, чем Ватерлоо и Садова.
Врезали след не люди. Они были ниже своих ролей. Врезала след не геройская борьба на баррикадах, не мужество перед пулями версальских палачей. За самые пошлые знамена люди умели биться геройски; из-за самой нелепой идеи умирали без страха мученики.
Врезала след та идея, которая бессознательно для действующих лиц воплотилась в страшной драме. Врезал след урок будущему, вынесенный из перипетий этой драмы.
Без пролетариата не могли происходить никакие революции, кроме дворцовых; а ряд цареубийств, замен одних «богопомазанников» другими, подобный тому, который дали петербургские Романовы в восемнадцатом веке, вовсе не входит в историческое революционное предание. Без пролетариата не могли происходить никакие революции, но все революции, произведенные до 1871 г., были произведены лишь с помощью пролетариата. Произвела их буржуазия, и пролетариат служил ей лишь орудием. Он бился в 1789 г. за то, чтобы Национальное собрание господствовало над королем; в 1830 г. за то, чтобы указы Карла X были отменены; в 1848 г. за то, чтобы правительство более либерального оттенка сменило правительство Гизо и Ко. Конечно, пролетариат бросался в битву под давлением своих экономических бедствий; он искал лечения своих общественных язв; но он верил, что их может излечить собрание адвокатов, банкиров и литераторов; он верил, что ему следует поручить руководство революцией знаменитостям, политическим докам, выработанным тем же классом, который так долго и неустанно эксплуатировал его. Если в 1848 году в правительстве имели место рабочие, то руководящая роль принадлежала не им. Если в июньские дни произошел разрыв между буржуазиею и пролетариатом, то июньские дни не успели развиться в революцию, и нам неизвестно, кого выдвинул бы июньский пролетариат 1848 года в первые ряды, если бы он одержал победу.
Революция 1871 г. в первый раз в истории решилась с самого начала поставить в своей главе «неизвестных людей» из народа. Парижская коммуна 1871 г. была первою организацией) общества, во главе которой стояли Франкели, Варлены, Тейссы, Пенди, Клеманы и другие работники физического труда, и при всех ошибках, при всех несовершенствах управления Коммуны они доказали, что рабочий класс может выставить для распоряжения общественными делами лиц, которые нисколько не хуже распорядятся ими, чем работники интеллигенции, считавшие до тех пор администрацию своею специальностью. Мы не имеем никакой причины восхвалять законодательство Парижской коммуны само по себе, как орган рабочей революции, но сравнительно с декретами, вышедшими из парламентов и министерств, наполненных тщательно выращенными, выхоленными и дрессированными политическими людьми, законодательство Коммуны едва ли может заслужить какое-либо порицание: переплетчики, слесаря, золотых дел мастера оказались настолько же годными для этого дела, как и воспитанники различных лицеев и специальных школ, выросшие в сфере дельцов и политиков. Парижская коммуна в свое короткое существование окончательно уничтожила иллюзию, что буржуазное развитие дает какое бы то ни было превосходство в отношении руководства общественными делами; иллюзию, что пролетариат на другой день после победы все-таки будет нуждаться в интеллигенции побежденных буржуа и все-таки должен будет поставить в своей главе тех, против которых восстает. Теперь можно повторить на основании опыта то, что можно было прежде сказать лишь на основании логических соображений: рабочий класс для своих революций и для постройки своего будущего общества не нуждается в людях, к нему не принадлежащих. Парижская коммуна 1871 г. провозгласила на весь мир грозную для старого общества весть: рабочий пролетариат созрел для управления своими делами; не нужны человечеству специальные администраторы, банкиры, судьи, адвокаты, учителя; из гнили этого старого мира вырос ему наследник. Революция 1871 г. была моментом, когда из личинки четвертого сословия выработалось единое человечество трудящихся и заявило свои права на будущее. Великие дни марта 1871 года были первыми днями, когда пролетариат не только произвел революцию, но и стал во главе ее. Это былая первая революция пролетариата.
Но те «великие дни», в которые пролетариат обошелся без знаменитостей буржуазного мира, принесли пролетариату и тяжелый, кровавый урок. Эти исторические дни были «третьим поражением пролетариата». Почему? — Конечно, многие причины обусловили падение Коммуны. Ей пришлось бороться со сложными компликациями событий. Пруссаки стояли перед Парижем. Пролетариат других городов Франции, привыкших идти за Парижем, был лишен самодеятельности. Пока польская эмиграция не дала Коммуне надлежащих предводителей, военное дело было организовано непростительно дурно, а потом было уже поздно: потеряно было время и сделаны были ошибки непоправимые. Но дело не в поражении. Есть поражения, которые честнее других побед, и есть осужденные, которые всходят на эшафот истории с более высоким сознанием, что они сделали свое дело, чем сознание, с которым подымают над их головою топор палачи, выдвинутые тою же историею для их казни.— Парижская коммуна не только была раздавлена вечными врагами рабочего народа. Она не сделала надлежащим образом своего дела. Она была «третьим поражением пролетариата» и в отношении самой роли, которую играл в ней пролетариат. Она объявила «социальное возрождение», но не попыталась даже осуществить его. Она объявила «конец старого правительственного и клерикального мира, конец милитаризма, чиновничества, эксплуатации, биржевой игры, конец монополий и привилегий, но не сделала ни одного решительного шага к их концу. Она поставила программу социальной революции, но не решилась выполнить этой программы.
Почему? — Потому что социально-революционные элементы ее были смешаны с элементами политической революции. Потому что рядом с Франкелем и Варленом среди руководителей заседали якобинцы, не пошедшие далее идолопоклонства пред Робеспьером, Дантоном и Гебером (как будто Робеспьер, Дантон и Гебер могли бы думать и действовать в 1871 году, как они думали и действовали в 1792 г.). Потому что социальный вопрос, единственный живой вопрос нашего времени, должен был постоянно уступать вопросу политическому. Потому что пролетариат делал опять-таки не свое дело, прежде чем обратиться к своему вопросу.— Тяжелый и кровавый урок дали великие дни 1871 г. будущим революциям пролетариата: прежде всего и резче всего победоносная революция должна поставить вопрос социальный. Дело не в «свободе, равенстве и братстве»: дело в свободе от всякой экономической эксплуатации, в равенстве всех борцов против монополий, в братстве всех рабочих, соединенных против праздных бездельников.
И тут выступает на вид еще другой урок.
«Мир и труд!» — провозглашала Коммуна в первом своем заседании. «Пусть наконец воцарится мир. » — говорила она в воззвании к французскому народу. И это были не только слова официальных документов. Руководители Коммуны действительно пытались во все время ее существования успокоить буржуазию, примириться с ее представителями в Париже, установить мир между трудом и капиталом, между парижским пролетариатом и версальскими палачами, между обездоленными рабочими и царями биржи.— Мир?! — Да, мир есть дальняя, весьма дальняя цель социальной революции. Да, установится мир между общинами и секциями рабочих будущего общества, вся жизнь которого будет всестороннее развитие личности и человечества.— Но где же сегодня элементы мира? Может ли эксплуататор, живущий потом и кровью работника, примириться с тем, что он будет лишен всех позорных средств своего существования? Имеет ли право рабочий примириться с палачами братьев? — Нет и не может быть мира между буржуазией) и пролетариатом. Нет и не может быть мира между нынешним государством и «социальным возрождением». Буржуазия это знает, и государство это знает. Они не могут существовать при «социальном возрождении». Они и борются ожесточенно за свое существование. И пролетариат должен знать это. И он должен бороться, потому что и он борется за все свое будущее. Для него мир невозможен. Уступки невозможны. Как только Коммуна воскликнула «Мир!» пред лицом своих социальных врагов, она тем самым сделала невозможным «социальное возрождение»; она подписала тогда же «третье поражение пролетариата».
И вот воспоминания, вот великое значение, вот исторические уроки Парижской коммуны 1871 г.
Рабочие не нуждаются в людях господствующих классов и могут одни создать свое общество со всеми его практическими требованиями. Рабочие имеют не только право одни составить человечество — они и могут одни составить его.
Революция пролетариата должна быть прежде всего революция социальная, а союз между социальной революцией и старым якобинством ведет к самоубийству социализма.
Нет и не может быть мира между пролетариатом и буржуазией, между растущим обществом будущего и гнилыми развалинами прошедшего. Они должны бороться на смерть, чтобы наступил мир в будущем обществе,

Читайте также:  Бланк фотографии рабочего дня Нюансы составления

Статья опубликована в газете «Вперед», No 5 от 3(15) марта 1875 года, стр. 129-134. Лавров был участником Парижской коммуны и одним из первых ее историков (подробнее об этом см. во вступительной статье к настоящему изданию). При всем лаконизме эта работа дает яркое представление об оценке Лавровым исторического значения Парижской коммуны.

72 дня Парижской коммуны

Декрет Парижской коммуны об отмене призыва и передаче военного контроля над Парижем Национальной гвардии

72 дня Парижской коммуны

Провозглашение Коммуны перед Ратушей. Рис. Э. Л. Лами. Журнал «Le monde illustre».

Источник



72 дня Парижской коммуны: история падения

Парижская коммуна пришла к власти во французской столице весной 1871 года — практически сразу после того, как Франция заключила перемирие с Пруссией. В течение 72 дней (с 18 марта по 29 мая) городом управляли объединённые в коалицию неоякобинцы, социалисты и анархисты. Однако неспособность сформулировать свою программу и организовать управление, а также противостояние оппонентов, которым удалось заручиться поддержкой Пруссии, привело к тому, что режим коммуны пал. Хроника весенних событий 1871 года — в нашем материале.

18 марта — провозглашение коммуны в Париже. Всякому округу и более-менее значительной городской общине предлагалось установить свой политический и социальный строй. Представительство же общенациональных интересов предполагалось возложить на конгресс делегатов отдельных общин.

26 марта — выборы в Парижскую коммуну.

1.jpg

2 апреля — первая стычка между версальцами и федералистами.

3 апреля — коммуна назначила главнокомандующим Клюзере, комендантом Парижа избран Домбровский.

6 апреля — совет коммуны издал декрет о заложниках: каждое лицо, обвиненное в сношениях с версальским правительством, немедленно заключалось в тюрьму, судилось присяжными и, если было обвинено, оставалось заложником парижского народа.

2.jpg

16 апреля — проведение дополнительных выборов в Парижскую коммуну.

21 апреля — утвержден состав комиссий коммуны.

2 мая — замена исполнительной комиссии коммуны новой, учреждение комитета общественного спасения.

3.jpg

15 мая — коммуна обнародовала свою программу, в которой не было выставлено никаких определенных практических требований. К этому времени перед Парижем стояло уже 130-тысячное войско, собранное под начальством Мак-Магона, главным образом из военнопленных Меца и Седана, возвращение которых на родину было ускорено Пруссией по просьбе версальского правительства.

4.jpg

21 мая — версальцы без боя вступили в Париж через ворота, которые были оставлены федералистами без охраны.

21 мая — 28 мая — резня на улицах Парижа. Федералисты получили приказ поджигать или взрывать всякий дом, который они вынуждены были оставить.

26 мая — федералисты начали расстреливать заложников, содержавшихся в тюрьмах Парижа. Погибшие были, в основном, мирными гражданами.

5.jpg

28 мая — последние бои на кладбище Пер Лашез и в Бельвиле. Париж оказался в руках версальцев. 29 мая — сдан последний оплот коммунаров — форт Венсен. Начали работу военные суды: 7500 человек сосланы, а 21 — расстрелян.

Источник